...и по всему свету

Клинок и шелк

Клинок и шелк

Международная конференция “Сохраняя традиции, стать современными” прошла в Махачкале. Форум собрал горянок не только со всего Северного Кавказа, но и представительниц прекрасного пола из Закавказья, Средней Азии, Москвы, Санкт-Петербурга. “Мотором” женского съезда стал Центр гендерной политики под руководством Хатимы Омаровой, действующий при поддержке Фонда “Новый Дагестан”.

После череды громких убийств на Северном Кавказе Махачкала — не самое удачное место для женских встреч. Обстановка в регионе непростая. И все же картина здесь несколько иная, чем ее рисуют электронные СМИ, вольно или невольно продолжая дело, затеянное экстремистами, — отрывая в общественном сознании “благополучную Россию” от “криминального Кавказа”. На самом деле Кавказ был и остается российским — все национальные республики живут за счет федерального бюджета, а рядовые граждане кровно заинтересованы в том, чтобы эти немалые средства доходили до адресатов. Кавказ был и остается русским: в многонациональном Дагестане наш “великий и могучий” — самый надежный способ коммуникации и общения. И потому здесь терпеливо ждут, когда федеральный центр перестанет отпихивать “проблемную территорию” и наконец-то всерьез займется управлением этим неспокойным, но очень интересным и перспективным регионом. Хотя и в этом случае про “освобожденных женщин Востока”, скорее всего, вспомнят в последнюю очередь.

Вот почему представительницы прекрасного пола решили сами позаботиться о своем будущем. Тем более что по отношению к женщинам на Кавказе действуют “двойные стандарты”. Анжелика Цахаева, заведующая кафедрой психологии ДГПУ, рассказала, что после защиты докторской диссертации многие коллеги-мужчины перестали с ней здороваться! От представительниц слабого пола на Кавказе традиционно ждут не большого ума, а покорности и трудолюбия в быту. А тут и времена “религиозного возрождения” подоспели, что позволяет радикальным проповедникам ислама активно насаждать представления о подчиненном положении женщины в семье и в обществе. В Дагестане всегда были сильны позиции традиционного ислама, и религиозным “новаторам” из местных банд это совсем не нравится.

В Дагестане развито исламское образование, здесь действуют 13 вузов и 88 медресе. Айшат Самедова, заместитель ректора Института теологии и международных отношений отстаивает традиционные ценности, считая, что женщина должна прежде всего заниматься воспитанием детей, а не зарабатыванием денег. И вообще, в нынешних проблемах нужно винить себя: “Мы сами воспитали мужчин, которые построили такое общество. Мы отошли от божественных предписаний и породили мужчин-потребителей”.

Но кроме семьи есть еще и другие факторы воздействия. Например, телевидение. На Северном Кавказе недовольны новостной политикой федеральных каналов — про Дагестан там можно услышать только в связи с очередным убийством, но никак не по поводу открытия Лезгинского музыкально-драматического театра в Дербенте или в связи с Фестивалем молодежи. Тенденциозность очевидна! Потому образ “лица кавказской национальности” формируется исключительно со знаком “минус”.

Естественно, что дагестанкам это не нравится. Русским, впрочем, тоже, о чем заявила представительница Московской патриархии инокиня Ольга Гобзева. “На телеэкране перед нами предстает, как правило, усредненный безнациональный образ человека беспринципного и безнравственного, живущего низменными страстями. Такая культурная политика разрушает единство народов России, дает повод религиозным экстремистам для разжигания межнациональной и межконфессиональной розни” — этот тезис женщины-мусульманки поддержали единодушно. Грязь, разврат и похоть на ТВ давно уже надоели и русским, и нерусским.

Но, может быть, нравственный иммунитет детей и подростков укрепит введение в школах элементов религиозного воспитания, вроде “основ ислама” или “основ православной культуры”? Выступления на эту тему звучали разные, и все-таки большинство участниц дискуссии сошлись во мнении, что религия в светском государстве — частное и семейное дело, это “воспитание матери и воспитание любовью”, и потому введение таких предметов в школьную программу нежелательно. Да и доверие к системе образования после внедрения ЕГЭ у большинства родителей подорвано. Даже от высокопоставленных чиновников звучали жалобы на взятки и вымогательства в ходе единого госэкзамена, что же говорить о “простых смертных”! Памятник русской учительнице, открытый в 2006 году в Махачкале, долго еще будет безмолвным укором тем разрушителям отечественного образования, которые своими безответственными действиями множат мировоззренческий хаос и толкают вчерашних школьников в объятия “горных братьев”.

Горячо обсуждали и такую тему, как многоженство. Женщины, представляющие на конференции Чеченскую Республику, высказали осторожное “да” семейным новациям и заявили, что “поскольку данное явление кое-где существует, надо его узаконить”. Однако дагестанки к этой идее отнеслись отрицательно. Во-первых, многоженство не решает никаких социальных проблем, а только их множит, а во-вторых, такой способ семейного устройства делает положение женщины еще более незащищенным.

Авазкан Ормонова рассказала, что многоженство в Киргизии активно лоббировал министр юстиции Марат Кайыпов, утверждавший, что таким образом будет решена демографическая проблема: женщин в стране на несколько десятков тысяч больше, чем мужчин. Однако неправительственные организации уточнили статистику и уличили лукавого министра: выяснилось, что количество мужчин в возрасте до 39 лет даже превышает число женщин брачного возраста. Вторым шагом по развенчанию вредоносной идеи стало проведение парламентских слушаний, где представительницы слабого пола потребовали узаконить имущественные права вторых и последующих жен и их детей. “И про многоженство сразу все забыли!” — под общий смех собравшихся завершила свое выступление А. Ормонова.

Женщины Дагестана намерены добиваться 30-процентного квотирования при представительстве в органах законодательной власти и 50-процентного квотирования при формировании кадрового резерва. Между прочим, совещательный совет Бахрейна (Маджлис-аль-Шура) более чем на треть состоит из женщин, тогда как в нашей Госдуме их число не превышает 15 процентов. Это к вопросу о цивилизованности и об уважении к женщине… Зато в Дагестане идею пришествия прекрасного пола во власть поддерживает сам Президент Муху Алиев. Аргументы его просты: “Женщины не будут выяснять свои отношения криминальными способами. Практика показывает, что они, как правило, отстаивают социальные статьи в бюджете. Женщины нацелены на созидание и развитие”.

Женщины намерены и дальше развивать “народную дипломатию” и “сарафанное радио”. Эти методы “борьбы за мир”, конечно, не сравнить с хорошо вооруженными кортежами, в составе которых передвигались по республике недавние высокие гости — настоящие мужчины Рашид Нургалиев и Юрий Чайка. Но, согласимся, иногда и шелк бывает сильнее клинка. Вдруг получится?!..

Лидия Сычева

2009

Все публикации
комментарии:0