...и по всему свету

Две империи

Две империи

Не проходит и дня, чтобы на мировых информационных лентах не появилось слово “Турция”. На шахматной доске большой политики утверждается новая фигура со своей “легендой”, целью и задачей. Вот Турция проявляет инициативу в вопросе об иранском ядерном топливе, а вот уже разъяренные толпы осаждают израильское консульство в Стамбуле — это реакция на захват судов “гуманитарной флотилии”, следовавших в сектор Газа.

Зачастили в Турцию и наши высшие должностные лица. Результатом майского визита Дмитрия Медведева в Анкару стало заключение ряда документов: соглашение о строительстве АЭС, отмена виз для поездок на срок до 30 дней, курс на дальнейшее наращивание товарооборота (и ныне немалого). Вскоре Владимир Путин посетил Стамбул для участия в конференции “Сотрудничество и меры по повышению доверия в Азии”.

На наших глазах на Ближнем и Среднем Востоке складывается принципиально новая политическая конфигурация. Из страны, следовавшей в фарватере политики США и отчасти Израиля, Турция за последнее десятилетие превратилась во влиятельную державу, претендующую на роль лидера в мусульманском мире. Аналитики говорят об “оттоманском возрождении” — правящая Партия справедливости и развития не скрывает симпатий к исламской традиции, активно наращивает взаимодействие с бывшими колониями Османской империи, включая Ирак и Сирию. Да и территория сектора Газа, куда направлялся “гуманитарный конвой”, тоже когда-то принадлежала туркам.

Следует ли воспринимать нашу нынешнюю “дружбу” с Турцией как проявление дальновидности российской дипломатии, или мы просто послушно следуем “по воле волн” текущей политики? Вопрос серьезный, и мы попытаемся на него ответить, вглядываясь в современные турецкие реалии. Такая возможность появилась у группы журналистов в ходе поездки, организованной Посольством Турции в РФ и Ассоциацией российско-турецкой дружбы и предпринимательства “Рутид”.

***

Если в одном месте убывает, то в другом прибудет, таков непреложный закон экономического развития. Распад СССР, правовой хаос “лихих девяностых”, в том числе на границах и таможнях, стал подарком судьбы для наших соседей. Конфедерация ТУСКОН — самая активная неправительственная организация турецкого бизнес-сообщества, включающая почти 15 тыс. предпринимателей. Партнерство с Россией для конфедерации приоритетно, вот и один из ее представителей в Алании, обаятельный Эрол Фазлыоглу, заявил на встрече с журналистами: “Надеемся, что наш бизнес будет процветать с вашей помощью”. Спишем двусмысленность фразы на трудности перевода, и все-таки эта оговорка симптоматична: в китайском и турецком “экономическом чуде” есть неоценимый вклад российских властей — юани и лиры, вложенные в захват наших текстильных и продовольственных рынков, судя по нынешнему состоянию этих стран, окупились сторицей.

Турки гордятся, что сегодня у них 16-я в мире экономика по объему ВВП. Что же касается этого показателя на душу населения, то у Турции он ниже российского почти на три с половиной тысячи долларов. Но не следует переоценивать здешнюю “бедность”: их ВВП и наш ВВП — это две большие разницы. Российское богатство — подарок предков, сырьевая экономика, турецкое благосостояние — продукция индустрии, то есть работа на будущее. 75 процентов нашего экспорта в Турцию — газ и нефтепродукты, 20 процентов — металл, 3 процента — минеральные удобрения. А что везут с другой стороны Черного моря? Машины и оборудование — 30 процентов, текстиль — 20 процентов, продовольствие — 15 процентов, продукцию химической промышленности — 10 процентов. Что же касается мирового экспорта, то доля вывозимой Турцией высокотехнологичной продукции уже через три года может подняться с сегодняшних 12—13 процентов до 30—35.

Понятно, что самоощущение наших стран, ведущих столь разные “стили жизни”, не может быть одинаковым. Турки умеют торговаться не только на базарах — в убыток себе они ни с кем “не дружат”. Вот и визит Д. Медведева стал подарком здешним птицеводам — расширен список турецких предприятий — экспортеров в Россию. (Практически в то же самое время Генпрокуратура выявила в Россельхознадзоре массовые нарушения, позволяющие легко ввозить в страну опасную для жизни пищевую продукцию.) Зато соглашения о трубопроводах “Южный поток” и “Голубой поток-2”, по которым планируется перекачивать российский газ по дну Черного моря в Болгарию, в Анкаре пока не продвинулись. Зачем, если есть альтернативный проект “Набукко”, конкурент российскому? Не лучше ли на противоречиях между странами выторговать лишние дивиденды? Вот уж поистине “география — это судьба”, в руках Турции оказался важнейший энергетический коридор, рядом граница с Евросоюзом, так что торг вполне уместен. И это несмотря на собственную энергозависимость от соседей. Но, похоже, девиз турецкой политики — “ни минуты покоя”, торговая дипломатия в союзе с дипломатией трубопроводов позволяют стране даже кризис миновать вполне благополучно. Пусть торговый оборот с Россией в “тощий год” обвалился почти на 40 процентов, зато прибыло из других мест, например из Ливии, где турецкие строительные компании активно наращивают свое присутствие.

Проблему “пробуксовки” вступления страны в Евросоюз турки тоже воспринимают без излишних истерик, сохраняя лицо. В Анкаре у российских журналистов состоялась встреча с Фаруком Каймакчи, специальным советником Комиссии по интеграции Турции в ЕС. “Философию” своего отношения к тому, что страну держат на пороге — совсем не прогоняют, но и в общий дом не зовут, политик сформулировал так: “Сегодня у нас единственная растущая экономика в Европе, у нас самое молодое население. Какая страна еще имеет такие качества?!.. Переговорный процесс мы продолжим, это позволит провести нужные политические реформы. Но чем-то жертвовать ради вступления в ЕС мы не будем”.

Вот так! И это не просто “красное словцо” — политика Турции “мужская”, мужественная по своей сути. Уважительно относясь к знаниям (иначе в стране не появилось бы высокотехнологичное производство), здесь не любят поучений извне и ритуальных “покаяний”. Такая линия поведения дает свой результат. Был или не был геноцид армян, пусть спорит мировая общественность, но турки его не признают. Был или не был расстрел польских офицеров в Катыни, все еще выясняют российские историки, а уж наши власти поспешили покаяться в сомнительной вине. Зачем?! В мире уважают сильного, слабому даже не сочувствуют. “Мы не совершали этого преступления, нам не за что извиняться. Кто виноват, тот может принести извинения. Однако у Турецкой Республики, у турецкой нации таких проблем нет”, — заявил Эрдоган. И дома, в родной стране, его поняли — авторитет у премьер-министра не “рейтинговый”, надутый с помощью электронных СМИ, а подкрепленный реальным делом — успешными реформами.

В Турции они получились. Почему? В Алании, одном из туристических центров страны, мы встретились с владельцем отеля “Алайе”. Миллионер Хасан Уйсал — немолодой и весьма скромный в общении человек. Свой туристический бизнес он начинал в 1974 году с трехкомнатной квартиры, теперь ему принадлежат две курортные гостиницы. “Алайе” — его гордость, проект этого пятизвездочного отеля на тысячу мест он, будучи инженером, сам разрабатывал, тщательно следил за строительством. Цена гостиницы вместе с участком земли, который ему достался по наследству, составляет 35 млн евро. “Этим отелям я отдал свою жизнь”, — говорит Уйсал. Его родной брат и совладелец бизнеса каждый день в шесть часов утра приходит в “Алайю” — он следит и ухаживает за садом, и цветущие олеандры, так радующие глаз, — его гордость.

Как же не похожи эти бизнесмены на наших “олигархов”, у которых собственность — это не результат каждодневного производительного труда, а проявление худших человеческих качеств — они оказались менее совестливы, чем их сограждане, когда настала эпоха “большого хапка” — разграбления того, что создавалось коллективным трудом миллионов. Капитализм в Турции, при всех его родовых “пятнах”, явление гораздо более здоровое, чем в России. И эта более логичная и естественная структура собственности порождает живую политическую систему с реальной партийной борьбой. “Отпадения” власти от народа не происходит. Напротив, бурная внутриполитическая жизнь — это такая же характерная черта нынешней Турции, как и ее экспрессивная внешняя политика. В начале мая Дениз Байкал, лидер Народной республиканской партии — главной оппозиционной силы страны, покинул свой пост. Это произошло после появления в Интернете видеозаписи его супружеской измены. История с Байкалом показывает нам не только греховность некоторых турецких политиков, но и присутствие в здешней жизни такого понятия, как честь. За несколько недель до этой отставки в российском Интернете также появились ролики, запечатлевшие совокупления нескольких лиц “непарламентской оппозиции” с одной и той же “дамой полусвета”. Это, впрочем, ничуть не ухудшило их имидж и не привело ни к каким перемещениям — о каких идеалах и нравственности можно говорить в стране, где все крупные состояния получены безнравственным путем?!

Реальной властью в Турции является пресса. Тираж крупнейшей в стране газеты “Заман” (“Время”) составляет почти 900 тысяч экземпляров. В России, конечно, есть и более тиражные издания, но у нас нет ни одной серьезной ежедневной газеты с таким количеством читателей. Между тем “Заман” — издание консервативное, что подчеркнул на встрече с российскими коллегами в Стамбуле Джелиль Саир, редактор отдела международной политики. “Семья, культура, религия — вот те ценности, которые являются идеологией нашей газеты. Нам нет нужды привлекать людей обнаженным женским телом — у нас достаточно рекламы. Мы предоставляем трибуну для разных политических сил, поэтому читателю выгодно покупать одно издание — наше”, — заявил журналист. “Желтая пресса” в Турции тоже есть, но ее тиражи несопоставимы с авторитетными изданиями. Зато в России все наоборот — копание в белье медийных лиц заслонило настоящие звезды, те самые, к которым мы стремились в космос. Возможна ли модернизация в стране, где общественные дискуссии в СМИ подменены эксплуатацией низменных потребностей человека и все это увенчано сусальной религиозностью?!.. Если ислам в Турции — это боевой гимн, который будит активность, предприимчивость и имперские амбиции у своих адептов, то в России религиозная идея ныне похожа на колыбельную песнь, призванную усыпить тех, кто жаждет земной справедливости.

“Мягкая исламизация” Турции пока не привела (по крайней мере внешне) к ревизии заветов Ататюрка. Посещение мавзолея “отца нации” в Анкаре стало одним из значимых впечатлений этой поездки. Огромный “Зал почета” с глыбой мрамора в виде саркофага, на аллее львов — 24 скульптуры, символизирующие племена тюрок-огузов, к которым восходит история турецкого народа, в музее — личные вещи, библиотека и награды вождя. Но главное — толпы народа в мавзолее: молодежь, дети, иностранные делегации… Китай, сильно отклонившийся от курса Великого Мао, не пошел на дексакрализацию вождя. Турция, мягко “подправляя” принципы Ататюрка, все равно оставила его личность как “точку сборки”, символ нации — в любом госучреждении его портреты, и это при том, что у власти партия, противостоящая кемалистам. Надо ли напоминать, что развенчание советской истории разрушило СССР?!.. Были ли товарищи Ленин и Сталин хуже Великого Мао или Ататюрка — в данном случае дело второе. Важен результат — “потеря лица”, пусть даже и “злодейского”, привела к распаду страны.

Еще в 1933 году Ататюрк говорил: “Советский Союз когда-нибудь распадется. Там есть наши братья, и придет день, когда мы должны будем их поддержать”. Время это настало. Прагматичность и рациональность турецкой политики уступает место дальним перспективам, когда речь идет о сотрудничестве с тюркскими народами. В Стамбуле нашим переводчиком был симпатичный юноша с прекрасным русским языком. Виталий — гражданин Молдовы, выпускник турецкого лицея в Кишиневе, гагауз по национальности. По его словам, каждый год Турция выделяет до 30 бесплатных мест в университетах представителям этого небольшого — 200 тысяч — тюркского народа. В турецких вузах есть квоты практически для всех государств, созданных потомками огузов. Понятно, что такой образовательный протекционизм укрепляет связи между ними. А что делает Россия для культурного сближения славянских народов? Ставит “главным славянином” спецпредставителя Президента Михаила Швыдкого, человека, который перессорил между собой всю творческую интеллигенцию страны. Комментарии, как говорится, излишни...

После падения Константинополя и Османская империя, и Московия считали себя преемницами Византии. Первая мировая война похоронила обеих наследниц, и на их развалинах возникли новые государства. Ататюрк ратовал за светскость, Ленин — за атеизм, “отец нации” — за национализм, “отец народов” — за интернационализм… Каковы же промежуточные итоги? Турция — молодая и здоровая страна, около 30 процентов ее населения — юноши и девушки в возрасте 12—24 лет. Россия — страна стареющая, терявшая после распада СССР по миллиону человек в год. Рост населения в Турции впечатляет: от 12,5 млн в 1923 году, когда была провозглашена республика, до 71,5 млн по переписи 2008 года.

Государство, в котором есть избыточное мужское население, обречено на экономическую, политическую и демографическую экспансию. Китай в этом смысле яркий пример, и разница с Турцией здесь только в масштабах. Конечно, у России тоже есть сильные стороны, прежде всего образовательный и научный потенциал. Но его нужно приумножать. Причем во всех областях знания — от гуманитарных областей (например, востоковедение) до естественных и фундаментальных наук. Потому что дружба возможна между людьми и народами, а между государствами есть только конкуренция.

***

И напоследок немного личных впечатлений. Несколько лет назад Совет Европы утвердил Стамбул “культурной столицей Европы 2010 года”. Звание престижно и почетно для города — выделяются гранты на проведение концертов, фестивалей, выставок. Но и без оценок извне Стамбул, безусловно, великий город с величественной историей. В нем прежде всего стоит посмотреть бесценную жемчужину византийского наследия — собор Святой Софии. Посещение этого музея дарит ощущение грозного и трагического величия, рождающегося из чувства, что ты находишься в храме, когда-то бывшем главной святыней православного мира.

Стамбул — вольный город и действительно европейский, хотя и с сильным мусульманским колоритом: куда ни обрати взор, встретишь мечеть, или красный, гордо реющий турецкий флаг со звездой и полумесяцем, или портрет “отца нации” с холодным взглядом голубых глаз. Европейцы ли турки? Турки гостеприимны и трудолюбивы, открыты в общении, умерены в еде и питье. Когда-то Николай Страхов писал: “Мы не европейцы. Мы просто русские”. И этот тип самоощущения евразийских, а не только европейских держав как раз и позволяет между нашими странами вести диалог — по-восточному церемонный и по-русски безалаберный…

2010

На фото: Утро в Стамбуле. Торговка цветами. 

Все публикации
комментарии:0