Рецензии, статьи, комментарии

Человек, живущий сердцем и душой

Природа русского образа. Беседы с Валентином СорокинымРецензия на книгу Л. А. Сычёвой «Природа русского образа. Книга о русской поэзии и художественном слове» (СПб.: Алетейя, 2013)

Книгу «Природа русского образа» можно назвать энциклопедией русской поэзии. Здесь есть размышления о настоящем поэтическом таланте, о законах стихосложении и беседы о России: какой она была, какая она сейчас, какой быть должна.

Книга составлена из бесед разных лет Лидии Сычёвой с поэтом Валентином Сорокиным. Он – известный поэт, эссеист, автор очерков о многих писателях, поэтах, критиках, в том числе и о современниках. Она – современный писатель, журналист, критик, задающий вопросы, касающиеся не только жизненной позиции поэта, но и относящиеся к русской истории, культуре, и литературе.

Лидия Сычёва – ученица и союзница Валентина Сорокина. Их мысли, мнения и жизненные позиции близки, более того, они понимают друг друга с полуслова: стоит только Лидии Сычёвой начать вопрос, Валентин Васильевич с полуслова понимает его и сразу даёт ответ. Автор книги даёт возможность собеседнику раскрыть свою душу, поделиться своими мыслями, рассказать о том, что его тревожит.

Книга читается на одном дыхании. Расплываются временные и пространственные рамки, и читатель, как будто, находится рядом с собеседниками, чувствует доверительность разговора и взаимоуважение. Это заслуга и автора книги, и, безусловно, Валентина Сорокина.

«Природа русского образа» - это книга и для начинающего поэта, и для опытного стихотворца, который не раз воплощал на бумаге свои мысли о любви, Родине и Боге. Именно в этой книге можно научиться тому, о чём нужно писать, как и зачем. Валентин Сорокин вместе с Лидией Сычёвой анализируют стихотворения и классиков, и современных поэтов. В анализе нет каких–то опредёлённых рамок, параметров или критериев, это живая беседа, собеседники затрагивают и замысел произведений, и форму, и рифму и настроение, и даже биографические данные авторов.

В книге две части: «Беседы о русской поэзии» и «Всё пророчит, что буду я бесстрашным певцом». Примечательно то, что составляя книгу, Лидия Сычёва озаглавила каждую беседу, как бы готовя читателя к тому, о чём пойдёт разговор, например, «О любви», «О глубине и трагедийности», «Поэты и вожди». Некоторые заглавия афористичные высказывания Валентина Сорокина, например: «Чувство любви, как вкус хлеба – одинаково у всех».

Для Лидии Сычёвой её старший товарищ Валентин Сорокин остаётся бессменным хранителем русских традиций, чистого литературного слова, глубокой нравственной и духовной мысли, национальной памяти и русской истории.

Валентин Сорокин осмысляет творческий и жизненный путь поэтов сквозь призму своего отношения к поэзии, к природе, к Родине и Богу. О поэзии Осипа Мандельштама он говорит скупо, акцентирует внимание на том, что Мандельштам русскоязычный, а не русский автор. Анализируя стихотворение «Образ твой, мучительный и зыбкий…», Сорокин называет это произведением пародийным, не видит искренности лирического героя и его положительного настроя на жизнь.

Пессимизм вообще не радует Валентина Васильевича в любом творении, независимо от автора. Самое главное для Сорокина – чистота души поэта, его заинтересованность в своём деле, логика, глубина веры в Бога, в народ, в Россию: «Поэт здоровым должен быть, физически крепким, потому что должна быть гармония в поэте – он соединяет в себе силу, тревожность, пронзительность», важно, чтобы поэта слышали современники, только так он может понимать, что он пишет и для кого.

Часто Сорокин говорит «я плачу над стихами», на наш взгляд, это больше, чем душевность и сентиментальность поэта, он чувствителен к каждому явлению жизни, которое отображено в стихах, будь оно положительным или отрицательным. Валентин Сорокин не просто знакомится со стихами, он пропускает их через себя, через своё сердце и свою душу, радуется и сочувствует, веселится и переживает вместе с автором и его лирическим героем.

Как видно из интервью, любимыми поэтами Сорокина являются столь разные по стилистике, но схожие по поэтическим взглядам, Сергей Есенин и Александр Блок. Есенин для Сорокина – учитель, гениальный поэт, который живёт сердцем и словом, ему доступно непостижимое и невозможное: «Есенин меня возвращает к радостному состоянию, … как будто бы я выбежал один на поле и впервые увидел мир этот и увидел, что я из этого мира сам вырос, вместе с ивой плакучей, вместе с улыбающимися солнышками, вместе с радостными цветами, пёстрыми». То есть Есенин может вернуть любого читателя в детство, в мир, где всё легко, солнечно и воздушно.

В беседе с Лидией Сычёвой поэт говорит, что стихи Сергея Есенина можно расценивать как поэтическую Библию, а «поэзия не может быть профессией, это трагическое самоощущение и встреча с жизнью, так бы я назвал судьбу и действия, жизнь поэта. То, что сказал Есенин, может сказать любой поэт, но как скажет?» Есенин – посланник Бога: «Если к нам, к русским поэтам, в какой-то миг приходит самовыражение в слове, Боже мой! Значит, нами руководит Христос, идущий через рыжий песок, через тяжёлые дюны, через великий огненный ветер пустыни. Вот так и надо идти к русскому народу!».

Александр Блок для Сорокина – тоже настоящий поэт: «Я люблю Блока. Я люблю глаза его, лицо его люблю… У него есть такие стихи, что, кажется, будто он опускался на самое дно нищеты. Нищеты незлобивой, нищеты, не мечтающей о богатстве, нищеты не продажной, а нищеты, таящей в себе огромный огонь, огромный запас благородства». Для Валентина Васильевича настоящий поэт тот, кто живёт не отдельно, сам по себе, переживая собственные личные трагедии, а тот, кто чувствует жизнь масштабно, беспокоится за судьбы народа, за благополучие Родины, за мир во всём мире. Вот эта духовно-нравственная основа творчества любого великого поэта: я часть мира, мир мой дом, я люблю и защищаю свой дом.

О многих поэтах размышляет Валентин Сорокин, как о классиках, так и о современниках. Особенное отношение у Сорокина к Маяковскому, он оправдывает и жалеет автора поэмы «Хорошо»: «Я люблю Маяковского. Он сразу заявил себя как трагический поэт, живущий на разломе двух времён. Знаете, что погубило его? Грузия. Он рос на этой взвинченности грузинской, на этой зелени пьяной…  …А язык у него русский, энергия постижения русская, а окружение, природа – не русская, другая».

О Станиславе Куняеве Сорокин говорит с уважением. Однако творчество этого автора, по мнению поэта, не без изъянов: «Стас вообще прекрасный русский поэт, но в стихотворении «Змея вползла, приподняла главу» Стас не справился, он не довёл образ до зримого воплощения. Не может быть главы у змеи! Он не увидел образ». Сорокин никогда не обсуждает личность поэта, самое главное – творчество, отношение к Родине и народу.

О чём бы ни говорил Валентин Васильевич, он всегда думает о народе. Ему грустно, что нынешний человек запутался в паутине лжи и фальши, делает и говорит то, что принято, а не то, что чувствует и о чём думает: «…беда в том, что народ наш настолько околпачен, что похож на человека, который ест несолёное и не знает, что это несолёное».

Как и любая чуткая и тонкая натура, Валентин Сорокин, очень хорошо разбирается в людях. В интервью с Лидией Сычёвой он говорит о том, как порой бывает обидно и больно разочаровываться в людях: «Понимаете, встретили вы человека. Он – хороший, в галстуке, и живот у него есть, должность хорошая, и глупостей много в голове, и приятный он во всех отношениях. А ты с ним, скажем, попал в какую-то беду и ждал бы от него защиты и справедливости, но видишь, что это просто мешок с давно траченной мякиной, и толку от него не будет». Для поэта они «люди, у которых давно душу съели насекомые». Конечно, среди таких людей не будет ни сочувствующих, ни влюблённых в Россию, в поэзию, в русское слово, ни оберегающих культуру и традиции народа. Это пустые люди, не умеющие радоваться солнцу, росе, чистому ручейку, спокойному и чистому воздуху леса. По Сорокину, нет души, значит, нет настоящей, полной жизни.

Особое отношение у Валентина Сорокина к критику Владимиру Бондаренко. Именно статьи Бондаренко, по мнению Сорокина, привели к оскудению таланта Юрия Кузнецова. Однако аргументов, подтверждающих обоснованность негативного отношения к критику, В. Сорокин не приводит. Думается, некорректно говорить и о том, что Владимир Бондаренко загубил талант известного поэта Юрия Кузнецова. Этого поэта вообще трудно загнать в какие-либо рамки, и это никому не под силу, в том числе и Владимиру Бондаренко. Вероятно Валентин Сорокин имеет какую-либо обиду на критика, поэтому так холодно и критично к нему относится. Но об этом можно только догадываться

Поэта очень возмущает шоу, которое выдает современное телевидение: «В сущности, те, кто это «шоу» устраивает русскому народу, те же его и презирают! Они в нашем народе видят дурака, малодушного и уже не способного к возрождению человека». После ежедневного просмотра телешоу у человека пропадает желание думать, мыслить, рассуждать, пропадает потребность в постижении прекрасного: «Возьмите современных наших поэтов, особенно тех, которых сегодня можно увидеть на телеэкране: они там хихикают, или кулаками стучат, или кого-то обличают. Так вот, если бы вдруг поместили на экран лицо Блока, а потом зритель перевёл бы свой взгляд на физиономии этих поэтов, то он бы невольно вздохнул», «И видите, мы дожили до такой степени опустошения, что появляется на телеэкране Новодворская и рассуждает, рассказывает как она ест и видимо, очень много она ест, и, в основном, мясное, судя по её богатырскому телосложению», «…перед глазами всех нас – только Жванецкий, Швыдкой, Шустер, Познер, Алла Пугачёва, Кобзон и кукарекающий Галкин. Я не вижу ни одного русского человека на телеэкране, не слышу ни одного по-русски произнесённого слова, я стал уже забывать песни матери своей, песни бабушки. Поколения вырастили не на поговорке, не на песне, не на сказке. И всё национальное – отнято!» Огромное внимание Валентин Сорокин уделяет образам, символике стихотворений. Мелодичность и правильная рифма – это полдела, самое важное смысл и образность стихотворения.

Поднимая вопросы религии и веры в Бога, Валентин Сорокин с отчаянием замечает, что некоторые люди не понимают истинного смысла веры, не отдаются ей душой, а просто живут по моде: модно не верить – не верит, модно верить – верит: «Странная вещь, иногда я замечал, что человек трясёт перед моим носом партбилетом, и даже нецензурно говорит о Боге, а потом приходит время и вдруг обнаруживается, что он верующий человек. И вот, когда рушится государство, рушатся основы жизни, то, прежде всего, рушатся внутренние основы ощущений, воли, привычек, достоинств человека, красот».

Как мне представляется, Валентин Сорокин – максималист. По его мнению, у любого хорошего поэта должна быть твёрдая и несгибаемая позиция в отношении всех сторон жизни: религия, семья, народ, политика. Что касается политики, поэт не отдаёт предпочтения никому из правителей СССР и России. О Сталине он говорит гневно: «Многие старики кричат: Сталина! Сталина! Но Сталин - убийца, нужен ли он сейчас?» Горбачёв, в понимании Сорокина, - «безграмотный, глупый, самонадеянный, хитрый, ловкий, изворотливый тип». Брежнева поэт обвиняет в отсутствии национального сознания, в отсутствии любви к русскому человеку. В главе «Поэты и вожди» Валентин Сорокин говорит о том, что хотя Ленина и называли гением, всё же «прошло 60 – 70 лет и развалилось государство», «мы знаем Ленина – вождя, лобастого, красивого волгаря, почти троюродного брата Стеньки Разина». Народ убывает, по мнению Сорокина, и как в доказательство этого он пишет: «Народ перестал родить. Маленькая девочка, взрослая невеста перестала надеяться, что у неё будет семья, что у неё будет русский мощный витязь, который сбережёт её».

В книге Лидии Сычёвой можно найти ответы на разные вопросы, и о жизни, и о политике, и о любви, и о Родине, и о Боге. Читая диалог Лидии Сычевой и Валентина Сорокина, невольно замечаешь, что приближаешься к настоящей истине, знание которой помогает понять мир. Они, искренне переживают, пропускают через себя всё, о чём говорят, знают жизнь России не понаслышке.

На мой взгляд, Валентин Сорокин живёт народной мыслью, он часть народа, о котором все его творчество. Он человек, живущий сердцем и душой. У него нет желания кому-то понравиться, подстроиться под чьё-то мнение, рассуждать в том русле, которое модно или которое навязывается нам при помощи СМИ, поэтому позиция Валентина Сорокина заслуживает уважения.

Инна Радионова, студентка 5 курса филологического факультета Армавирской государственной педагогической академии

Впервые опубликовано в издании "Частный корреспондент" 10 июля 2014 года.

Ещё о книге


Автор: Инна Радионова
Все публикации
комментарии:0

Blowjob
Threesome
Orgy
Anal
Creampie
Blowjob
Orgy
Creampie
Anal
Threesome
Threesome