Лидия Сычева: интервью

Роскошь или душа народа?

Роскошь или душа народа?

В юности, а моя юность - это начало 80-х, я много читала: Диккенса, Бальзака, Хемингуэя, практически всю мировую классику. И через образы художественной литературы воспринимала Лондон, Париж, Барселону. Если бы тогда мне сказали, что спустя тридцать лет мы будем рассуждать о неактуальности национальных культур, я бы очень удивилась.

Читать дальше...

Надо жить, надо любить, надо работать…

Надо жить, надо любить, надо работать…

Мне, правда, удалось написать две, как мне кажется, фундаментальные статьи - "Будущее художественного слова" и "По заветам постмодернизма". Обе они в полном варианте напечатаны в журнале "Москва", за что я признательна Капитолине Кокшенёвой, чью дружескую и творческую поддержку я очень ценю.

Читать дальше...

Главная власть для художника – истина

Главная власть для художника – истина

Раньше духовное воздействие писателя было связано с тем, что он прочитывался, становился центром обсуждения. Что сегодня нас духовно всё ещё скрепляет? Только школьная классика. Лишь она осталась базой для общего обсуждения, общих мировоззренческих конструкций, смыслов.

Читать дальше...

Неудобная литература. Хроника: Часть 21.

Неудобная литература. Хроника: Часть 21.

Литература – вид «пищи духовной», и вкушая её, я стараюсь оберечься от всего тухлого, «химического», «фаст-фудного», ядовитого, падального и низкопробного. Дело тут не только в мастерстве «повара» (писателя), но и в его душе, намерениях, мыслях и чувствах. Я ищу в книге красоту, гармонию и художественную правду. Такое случается редко, но это чудо – возможно.

Читать дальше...

Одухотворённая любовью

Одухотворённая любовью

Ваше интервью Илье Колодяжному («Литературная Россия», 2008, № 4), воспоминания о Литературном институте («Литературная Россия», 2008, № 40), книга «Тайна поэта» (Челябинск, 2002) прояснили многое, но не всё в писательской родословной Лидии Сычёвой. Возникают вопросы, с одного из которых я и начну интервью.

Читать дальше...
1 | 2 | 3 | 4