Лидия Сычева: интервью

Что значит: хороший журналист?

Что значит: хороший журналист?

Из выступления перед студентами-журналистами в рамках «Свободной дискуссии» на II Международной конференции «Наследие Ю.И. Селезнева и актуальные проблемы журналистики, критики, литературоведения, истории», прошедшей 24-25 сентября 2015 года на факультете журналистики КубГУ

Л.А. Сычева:

- Я всегда пыталась развести эти два крыла – журналистику и литературу. И я хочу рассказать вам не о Селезневе, а о себе. Это будет небольшой курс ЖЗЛ. (В зале есть авторы, которые пишут в этой серии.) Но дело не в том, что это моя жизнь и я знаменитая или я хорошая, не в этом дело. Замечательность моей жизни в другом, и я вам расскажу в чем, и, может быть, вы поймете, что жизнь каждого из вас может быть замечательной.

Итак, я училась на историческом факультете Воронежского педагогического института. Это был заштатный вуз, куда в основном собирали сельских детей, талантливых, способных, но у которых не было, в принципе, никаких перспектив. Но это я понимаю сейчас, а тогда, в силу своей молодости, я, к счастью, этого не понимала.

Я сидела на скучной лекции про Навуходоносора, и её содержание было для меня так же далеко, как для вас сейчас Юрий Селезнев. Лекцию я не слушала. (После к экзамену все прочитала и сдала.) Я читала книгу Виктора Лихоносова во время лекции, как, возможно, сейчас кто-то из вас читает что-то с мобильника, не слушая выступающих.

Читая, я закрывалась рукой, потому что я плакала. Народу вокруг не надо было это видеть: никто не поверил бы, что лекция меня так «взяла», что я из-за неё рыдаю. Я плакала, потому что книга была и обо мне, о моей жизни. И я очень признательна чувству, которое тогда меня пронзило, потому что именно то чувство любви, которое было тогда у меня, привело сегодня меня в этот зал, где слушает мое выступление Виктор Иванович.

 Это к вопросу о том, что жизнь каждого молодого человека замечательна и чудесна. То, что каждый из вас сейчас прочтет, запомнит, то к вам и вернется спустя годы. Понимаете? Допустим, вы сейчас смотрите порнографию. Что ж, может быть, через 30 лет вы будете большим специалистом на телевидении! (Это абсолютно беспринципная профессия, я это утверждаю ответственно, поскольку работала главным редактором общественно-политической программы. Если бы я там осталась, я бы, наверное, скончалась. Можно отдельно рассказывать, что такое телевидение, как оно меняет человека, у которого в руках оказывается гигантская власть, и ты начинаешь манипулировать теми, кто зачастую сильнее и известнее тебя. Это очень тяжело – себя сохранить при таких соблазнах.)

Не будем удаляться в эту тему. Я хочу сказать о любимых писателях. Когда я пришла в 1995 году в «Учительскую газету», я выполняла задания, как и положено начинающему журналисту. Но у меня была свобода: я могла предлагать и свои материалы. Первый материал, который я предложила – «Литературные мечтания», эссе о прозе Виктора Лихоносова. Может быть, это одна из моих лучших статей, она ничуть не устарела, как будто сейчас написана.

Когда вы придете в свои издания, на свои телеканалы, хотите вы этого или нет, вы принесете туда то, что вы любите. И главный вопрос: как понять? То, что мы любим, нас через 30 лет спасет или разрушит? Судьбы моих однокурсников сложились по-разному: кто-то стал очень богатым, кто-то выбился в лжеученые, кто-то стал хорошим учителем (такие, к счастью, тоже есть), кто-то уже умер, у кого-то несчастная личная жизнь... Почему так произошло? Ответы на эти вопросы мы ищем с вами не в ученых статьях и не на научных конференциях. Мы ищем эти ответы именно в книгах, в художественной литературе. Это называется – воспитание чувств.

Я должна сказать о поэте Валентине Васильевиче Сорокине. Я была в вашем возрасте, и пришла в магазин за школьной программой. Рождественский, Евтушенко, Вознесенский – вот тогдашняя «святая троица». (Мы заучивали, например, отрывки из поэмы «210 шагов» – это расстояние, которое проходит почётный караул до Мавзолея на Красной площади.) К счастью, когда я пришла, все эти книги школьники разобрали. Я стала перебирать другие сборники (я очень любила поэзию), и нашла книгу «Посвящение» Валентина Сорокина. Она меня сразу покорила стихами о любви.

Сегодня я счастлива тем, что Валентин Васильевич доверяет мне редактировать его книги. Он был моим учителем в Литинституте.

 Я хочу, чтобы каждый из вас открыл своего поэта, своего писателя. Для меня великие – это те, чьи портреты висели у нас в школьном кабинете: Пушкин, Лермонтов, Есенин, Гоголь. Но для меня и Лихоносов ­– великий писатель, Валентин Сорокин – великий. (Кстати, Юрий Селезнев работал у Валентина Васильевича на Высших Литературных Курсах. Это было его последнее место работы.)

В педагогический вуз я пришла, в общем-то, случайно. Мне не хотелось быть учителем, но выбор образования был невелик. И мне пришлось проработать в школе семь лет. Я стала хорошим учителем. А вы должны стать хорошими журналистами, если учитесь этому ремеслу.

Что значит: хороший журналист? Это не только тот, кто сдает материалы в срок, не путает фамилии, имена, даты и места происходящего. Хороший журналист действует осмысленно, он понимает, что он не приставка к диктофону, он осознает, что от его работы многое зависит, и, прежде всего, от него зависит слово правды. Поэтому быть хорошим журналистом, честным журналистом – это даже труднее, чем быть честным писателем. Утверждаю это ответственно, потому что у меня есть опыт и той, и другой деятельности. Честный писатель может писать, а может и не писать, его могут читать, могут не читать, он по-настоящему свободен в своем творчестве. А у журналистов целые этажи начальников, а за этими начальниками еще начальники, обязанности, формальности. Трудно остаться под таким прессом честным! Поэтому я вам желаю удачи вам в вашем профессиональном деле!

Источник: Материалы II Международной конференции «Наследие Ю.И. Селезнева и актуальные проблемы журналистики, критики, литературоведения, истории», прошедшей 24-25 сентября 2015 года на факультете журналистики КубГУ

Все публикации
комментарии:0