Лидия Сычева: культура

Похитители времени

индустрия развлечений«Искусство принадлежит народу», - еще вчера, в эпоху СССР, эта фраза воспринималась нами почти буквально. Культура, воспроизводство и сохранение ценностей контролировалось государством. Это был величественный «советский проект» - на огромной, разноплеменной территории за железным занавесом (суть которого – в постановке информационных фильтров) создавалась принципиально новая интернациональная культура. В своих высших образцах она была безрелигиозна, но нравственна, наднациональна, но не космополитична. Её целью был не рейтинг продаж, а решение художественных и ценностных задач. Это была культура индустриального общества без масс-культа – он воспринимался как признак гниения буржуазного общества и как способ оболванивания масс. Другое дело – СССР, где одна из государственных задач – почти насильное привитие «высокой культуры» (вкуса к симфонической музыке, к классической литературе, драматическому театру) широким слоям населения. Удивительно: неужели это было только вчера?!

Архипелаг СССР постепенно погружается в воды истории: нынешним 16-17-летним, рождённым в Советском Союзе, трудно представить тогдашнее бытиё – их окружает совсем иная культурная и информационная ситуация. Россия занимает второе место по распространению детского порно в интернете, а искусство больше не принадлежит народу. Культура теперь имеет вполне конкретных владельцев – собственников медиаимперий, киноконцернов, телеканалов.

Эти факты говорят нам о том, что культурная революция, о которой так долго мечтали угнетённые в СССР классы (люди, не способные к разумному материальному самоограничению) свершилась. В результате этого переворота духовная жизнь отдельного человека, страны или нации больше не рассматривается как ценность. Теперь это такое же торжище, как и всё остальное. В шоу-медийном сегменте рынка крутятся гигантские суммы, совершаются сделки, зажигаются и гасятся «звёзды». Подлинно высокая, национальная культура постепенно «съеживается», её влияние (пусть даже и фундамент её – тысячелетняя Русь) становится всё меньше, она замещается привозными технологиями, лицензионным «контентом».

Те, кто еще помнят советский проект, кто воспитан на идеалах патриотизма, любви к человеку, служении Отечеству пытаются сопротивляться «культурной чуме» ХХI века. Но их влияние часто ограничено территорией собственной семьи – во времена культреволюции именно высокие личностные качества не позволили многим талантливым людям стать крупными собственниками, а без капиталов воздействовать на рынок услуг сегодня практически невозможно.

Усилия государства на этом поле зачастую тоже невелики. В 2005 году появился телеканал «Звезда». По данным TNS Gallup Media, среднесуточная доля телеканала, основной акционер которого Минобороны, в Москве составляет 1,2 %. Каналу патриотического формата сложно привлекать рекламу – он обречен на убыточность.

Будущее принадлежит молодежи, и потому рейтинги таких каналов, как Муз-ТВ (по России – 2,98 % зрителей) и МТV (2,3%) стоят дороже, чем «патриотическая» и уж тем более, «пенсионерская» аудитория. Это прибыльные проекты, они обкатаны в «цивилизованном обществе». Впервые телеканал, специализирующийся только на музыке, возник как чисто американский продукт - MTV запустили в эфир в 1981 году. Вскоре появились клоны - MTV-Азия, MTV-Европа, MTV-Бразилия, MTV-Япония и MTV-Латинская Америка. В 1999 году начал работу канал MTV-Россия. Он мало отличается от накатанной схемы и курируется продюсерами из США.

Несколько ранее, в 1996 году в российском эфире появился отечественный (по происхождению, а не по наполнению – национального своеобразия здесь мало) продукт - телеканал «Муз-ТВ». Проекты «В постели с Еленой Берковой», программа «Полный фэшн с Сергеем Зверевым» и, разумеется, «Блондинка в шоколаде» с Ксенией Собчак имеют стойкий и высокий рейтинг.

Ещё недавно канал принадлежал владельцу холдинга АРС Игорю Крутому. Теперь автор хита «Я люблю тебя до слёз» распродает свои активы - 75% «Муз-ТВ» за 300 млн долл. отошло гендиректору «Газпроминвестхолдинга» Алишеру Усманову. Игорь Крутой планирует продать и свои радийные активы, оценивая их в 80 млн долл. Это Love radio (доля слушателей в Москве - 2,14%), «Радио Дача» (4,04%) и «М-радио» (0,69%). Живет Игорь Крутой в Майами. Между прочим, лауреат премии Ленинского комсомола (1989).

Этим летом канал МТV приобрел холдинг “Проф-Медиа” (владелец Владимир Потанин), которому принадлежат также каналы 2х2, “VH1 Россия” и ТВ3. “Российский медиарынок растет более чем на 30 процентов в год, а количество серьезных активов на нем ограничено, — отмечает аналитик инвестиционного банка “Траст” Алексей Демкин. — Развлекательные проекты, к которым относится и музыкальное телевидение, приносят хорошую прибыль, динамично растущую вслед за увеличением доходов населения”.

Понятное дело, что медиарынок в России с его 30 процентами роста, а стало быть, и доходов при 7—9 процентах рентабельности на таком же рынке Европы и Америки вызывает необоримую жажду вздуть на нем капиталы у любого потенциального инвестора. Независимо от того, привлекаются ли на российский медиарынок чистые зарубежные капиталы или таким образом отмываются грязные российские — капитализация телевизионных СМИ (как, впрочем, и любых иных) означает их полное подчинение коммерческим интересам лица или группы лиц. А громкие заявления о независимости того или иного коммерческого вещателя есть откровенная ложь либо самовлюбленная глупость.

Допустим, на радиостанциях “Русской Медиагруппы” (владельцы — Виталий Богданов, Леонид Федун, Сергей Кожевников), в состав которой входят станции “Русское радио” (более 750 городов вещания в России, на Украине, в Белоруссии, Киргизии, Молдавии, Армении, Прибалтике), “Русское радио-2” (более 100 городов вещания в России), “Радио Монте-Карло” (вещание в Москве), “Динамит-FM” (90 городов в России и ближнем зарубежье), сеть “Хит-FM”, информационная редакция “Русская служба новостей”, звукозаписывающая компания “Граммофон-Рекордс” и рекламное агентство “Граммофон-реклама”, программная политика очень жесткая. Музыку на каждую станцию выбирают тест-группы. Кроме внутренних “худсоветов” существуют еще тест-группы той возрастной группы, на которую ориентируется станция. Например, радио “Хит-FM” следует вкусам женской аудитории 25—35 лет. Проходит только та музыка, которая нравится соответствующей тест-группе. Тридцатисекундная реклама стоит больше двух тысяч долларов, и станции борются за своих слушателей. Надо полагать, на телеканалах программная политика еще жестче — там цены выше…

Западные фирмы помогают нам «припасть» к достижениям цивилизации. Французская Lagardere, владелец “Европейской медиагруппы”, потратила 43 млн евро на приобретение радийных активов станций “Мелодия”, “Канал Мелодия”, “Радио 7” и “Эльдорадио”. Немецкий издательский концерн Bauer завершает приобретение последних не принадлежащих ему акций в компании “Bauer-Россия”. Сейчас модно переживать на тему падения интереса к чтению — мол, народ в России практически ничего не читает. Это не так. Читают! Только что? “Bauer-Россия” издает сканвордные, женские и детские журналы общим тиражом 20 млн экземпляров в месяц. Концерн запустил журнал о знаменитостях “Тайны звезд” тиражом 500 тыс. экземпляров.

Шведский концерн Metro Inter­national издает в Петербурге женский бесплатный журнал Metro Beauty. Тираж - 250 тыс. экземпляров. (Ну, до покупки ли книг тут? Бесплатное бы прочесть!) “Думаю, что заполнить рекламой в женском глянцевом журнале 20 полос из 50 по цене 5 тыс. долл. за полосу не составит никаких проблем”, — считает Александр Елизаров, генеральный директор рекламного агентства “Мир”. Живут, не бедствуют, пропагандируют «секс с Анфисой Ченховой».

В “важнейшее из искусств”, которое скоро станет, если уже не стало, пошлейшим из искусств, вкладываются отечественные кураторы. Телекомпания ТНТ инвестировала в комедийный фильм по мотивам своей программы “Наша Russia” 10 млн долл. “Сама комедия, с ее юмором без комплексов, полностью в стиле ТНТ”, — считает гендиректор канала Роман Петренко. А владелец “Тракторных заводов” Михаил Болотин, чье состояние журнал Forbes оценивает в 660 млн долл. (99-е место в сотне богачей России), вместе с актером Михаилом Пореченковым создал кинокомпанию “ВВП Альянс”, которая будет осуществлять полный цикл кинопроизводства, от съемок до продвижения. М. Болотин отмечает, что не относится к кинокомпании как к бизнесу, а занялся этим, чтобы “не сойти с ума”. Миллионер уже участвовал в финансировании блокбастера Федора Бондарчука “9 рота” и молодежного фильма Анны Михалковой.

Еще один богач, Виктор Батурин, продюсировал певца Диму Билана, в которого вложил около 5 млн долларов. “Я не бескорыстно занимался Биланом. За свои деньги получил удовольствие. Узнал изнанку шоу-бизнеса, познакомился с продюсерами, которые на самом деле — “дерево”. Люди там молятся одному Богу — доллару”. Теперь Батурин разочарован в Билане, который стал “негритянским бардом”, поет под ручку с негром Тимбалендом: “Зачем мне оплачивать обман русского народа и прививать ему культуру, которая навсегда его сделает сырьевым придатком развивающихся стран?” Батурин “подарил” Билана жене, Яне Рудковской. Это теперь ее “бизнес”. Рудковская возглавляет проект на телевидении “СТС зажигает суперзвезду”, а ее программа “Обнаженный шоу-бизнес” имеет высокие рейтинги. Так в России “делается” культура, лепятся “кумиры”, заполняется пространство духовной жизни…

Коммерциализация СМИ влечет за собой полное подчинение медиа законам торжища. Засилье рекламы — неизбежное следствие коммерции. (Кстати, еще раз о падении интереса к продвижению книги. Увы и ах: изобретение Гутенберга менее всего пока подвержено рекламному засилью. Конечно, и ныне есть писатели-умельцы, которые за деньги между строками своего произведения умело продвигают напитки из Черноголовки или марки модных автомобилей и телефонов, но это пока не вошло в наши литературные традиции. Впрочем, не за горами время, когда текст романа “Война и мир” будет прерываться рекламным модулем мясокомбината или шампуня от перхоти.)

Механизм распределения рекламы весьма прост. Например, на телевидении он зависит от того, сколько у канала зрителей. В отличие, скажем, от США, где наиболее известной компанией по определению рейтинга СМИ является BBDO, существующая не одно десятилетие и имеющая чрезвычайно широкую сеть информаторов в стране, в России рейтинг телепрограмм, а стало быть, и каналов определяется путем телефонного опроса 1500 представителей в разных городах страны, включая столицу. Компания эта частная и продает свои данные желающим за плату. Но говорить о том, что ее исследование рынка СМИ глубоко и серьезно, пока не приходится. Поэтому рекламодатели в России опираются на свой собственный опыт работы с вещателями. Те, в свою очередь, понимая, что их доходы напрямую зависят от того, сколько человек и как долго окажутся прикованы к экрану, используют при составлении программ распространенную за рубежом статистику о том, что зрителей собирают популярные спортивные зрелища, конкурсы красоты, демонстрация обнаженной женской натуры и насилие во всех его проявлениях.

Но наш телезритель наполовину все еще “советский”, и у него другие вкусы — недавние опросы ВЦИОМ показывают, что 82 процента респондентов говорят о необходимости введения на телевидении социальной цензуры. А исследования Константина Тарасова, доцента кафедры социологии МГИМО, свидетельствуют, что лишь 6 процентов посетителей кинотеатров желают, чтобы образы насилия представлялись им в нынешнем объеме. Тех, кто придерживается противоположного мнения, в 5 раз больше. “Приведенные факты показывают, что умеренность в тиражировании образов насилия в интересах и той стороны, которая создает и распространяет это кровавое зрелище”, — заявляет ученый.

Работа “себе в убыток” свидетельствует только об одном: у производителей и трансляторов сцен насилия есть и другие цели кроме сиюминутной выгоды. Процесс унификации вкусов идет рука об руку с процессом унификации чувств. Телебизнес кровно заинтересован в пропаганде, популяризации и утверждении как нормы жизни того примитивного и пошлого понимания места в мире, которое свойственно героям и программам ТВ. Создание из нынешней молодежи “биомассы”, которая будет “правильно” реагировать на рекламу, позволит в будущем извлекать максимум прибыли при минимуме затрат на производство телевизионных программ. Медиамагнаты думают о будущем своих состояний. Кто подумает о будущем страны?!

Массовая культура, которая заполонила телеэкраны (в том числе и государственные — “Первый канал”, “Россию”, НТВ), радиоэфир, концертные площадки, приносит высокие прибыли. Самое дорогое, что есть у человека, это его жизнь, и цена ее трансформируется в доходы медиамагнатов, крупнейших похитителей времени. Искусство, где первичны деньги, а вторичен смысл, превращает человека разумного в человека бездумного, ворует время, предназначенное для “возделывания души”, и питает энергией миллионов пустые и пошлые “проекты”. Слово и образ, по образу и подобию которых создается человек, отрываются от нравственных основ, превращаются в химеры. Победа такой бурно развивающейся культуры возможна. Но это победа раковой клетки над вчера еще здоровым организмом.

Живая культура, которая будит в человеке творческие способности, заставляет искать смысл бытия, безнадежно убыточна. Убыточны музыкальные и художественные школы, библиотеки и симфонические оркестры, “толстые” литературные журналы и народные коллективы, русские репертуарные театры и филармонии, сельские клубы и музеи. Но именно из этой убыточной среды и набирает в случае нужды свои творческие кадры (“фабрикантов”, “народных артистов”) культура массовая.

И обе культуры — массовую, доходную и живую, убыточную — несет на своих плечах народ российский. Искусство принадлежит народу теперь уже не как ценность, а как бюджетная обязанность и рыночное бремя.

Боливар не вынесет двоих — родное государство усиленно избавляет граждан от живой культуры, отучая от народной песни, осмысленного чтения, гармоничной эстетики. Человек должен стать придатком мегамашины потребления, лишенным традиционных культурных ценностей. Талант больше не дар Божий (природный), это производная денег и рекламы.

С таким “культурным бытием” еще можно было бы примириться, будь это однородный общемировой процесс. Но рядом — Китай, где культурная самобытность защищается на государственном уровне, рядом — страны Арабского Востока, где на страже ценностных установок стоят религиозные догматы и традиции.

Народы живут и умирают, культуры остаются. Русская культура останется. Уцелеет ли русский народ, заваленный коммерческим мусором, секонд-хендом рыночного общества?!

2007

Все публикации