Лидия Сычева: культура

О скрытности

Лидия Сычёва. О скрытностиСоцсети тайно программируют простаков и бедняков

Социальные сети рулят – формируют общественное мнение, выражают «фи» госинститутам, выводят протестующие толпы на улицу, обсуждают чиновничью недвижимость и сверхдоходы, славят и проклинают Европу и Америку. Поток политического контента разбавлен личными фотографиями, «кошечками», эмоциями по случаю, семейными новостями, комментариями по поддержке «идейно близких».

Ворота души – настежь. У одних - духовный эксгибиционизм, у других – нехитрый расчёт по самопиару, у третьих – общественная социология, у четвертых – убиение времени – своего и чужого.

Соцсети – праздность, явленная вовне. Но праздность – без праздника, паразитическая; бесконечное «гортанобесие», услаждение вкусовых рецепторов духовным фаст-фудом.

Соцсети – добровольное шоу «За стеклом», пресловутое «Открытое общество» (всё строго по Джорджу Соросу), духовная дочь которого – «Открытая Россия» Михаила Ходорковского (чувствуете преемственность?!), ну и, конечно, кремлёвцы накреативили – у нас теперь есть «Открытое правительство».

Хорошо-с… Как пишут в соцсетях, Россия - «в тренде». Но: не кажется ли вам, что за открытым обществом легче наблюдать? (Учёными экспериментально установлено, что фейсбук даёт психологическую картину пользователя точнее, чем его родственники.) Вопрос только в том, кто и за кем следит. Все спецслужбы мира всегда были (и будут) закрытыми структурами. Их доброжелательная открытость – предвестие крушение государства. Вспомним последнего председателя КГБ СССР Вадима Бакатина, который 5 декабря 1991 года в знак «доброй воли» передал американцам чертежи подслушивающих устройств в посольстве США в Москве. (Бакатин оправдывается тем, что получил «санкцию» Горбачёва. Что ж, обоих надо судить за измену родине, и сделать это ещё не поздно.)

Открытость – ловушка для простаков, в ней есть что-то неуловимо плебейское и глубинно-аморальное. Читая в соцсетях ежедневные публичные «исповеди» тех или иных персоналий, ловишь себя на мысли, что горизонтальное словоизлияние заменяет нашему современнику то, что, в сущности, и сделало человека человеком – скрытый от посторонних глаз, «вертикальный», направленный ввысь, разговор с Богом. Личные дневники до недавнего времени были делом сокровенным, но технологии творят чудеса, и теперь оказывается, что абсолютному большинству участников соцсетей совершенно нечего скрывать! Это «новые ангелы» - они усердно играют роли «хороших людей» и им не в чем каяться - они всегда правы! 

Понятно, что соцсети хороши для быстрой коммуникации, рекламы товаров или идей, пиара и продвижения, и потому они могут рассматриваться как «малое медиа». Но всё-таки функции СМИ в них вторичны и не всегда различимы пользователями, главное – это эксплуатация личности, провоцирование «эго» на любое, самое беспомощное самовыражение, унификация возможностей (сбылась грёза Хлестакова – быть с Пушкиным на дружеской ноге!), полное срывание всего и вся – масок, покровов, тайн. Тайна души человеческой (и, кстати, и тайна тела его) должна быть вскрыта, вывернута наизнанку, выпотрошена. «Царствие Божие внутрь вас есть», - гласит Евангелие. Значит, эти «внутренности» следует явить миру, чтобы наблюдатели эмпирическим путём пришли к выводу – никакого Царства Божия нет, а есть «кошечки», картинки, обрывки мыслей, тщеславие, бытовщина, «убеждения», вкусы, цветочки, домики, рыбки – да что угодно! – но храма души человеческой нет. Нет ничего святого – не в смысле, что всё бессовестно; а нет ничего святого потому, что всё в человеке обыденно, бытово и легковесно, а главное – слово – величайший дар – эксплуатируется бездумно и безответственно, в зависимости «от ситуации» или «настроения». В общем, «всё разрешено», вы - сами себе господа, и эта новая «демократия» полностью вынесена из материальной жизни в виртуальную, где и проходят главные идеологические «сшибки», рождаются и падают репутации, возникают «лидеры мнений», выплёскиваются эмоции; здесь поминают умерших и приветствуют рождение младенцев, сообщают миру о семейных радостях и просят молитв о родственниках, предают анафеме политпротивников и ведут «миссионерскую работу» в пользу тех или иных веяний; короче, перед нами фактически «новая церковь», а завсегдатаи  соцсетей могут соревноваться в ревностности посещения своих «часовен-аккаунтов» с адептами радикальных верований.

«Пророком», предвидевшим рождение новой реальности, может считаться Олдос Хаксли, нарисовавший в романе «О дивный новый мир» весьма точную картину «открытого общества». В нём слова «мать» и «отец» - ругательства, зачатие детей происходит в пробирках, а большинство психологических проблем решается с помощью безвредного наркотика «сомы» (частичная легализация марихуаны на Западе уже произошла). Но, в сущности, соцсети – та же «сома»; на Всемирном конгрессе психиатров, прошедшем в мае 2014 года в Санкт-Петербурге, зависимость от соцсетей предложили считать хронической болезнью и заговорили о необходимости «цифровой детоксикации».

Культурное управление – самый тонкий и самый действенный инструмент; своего рода общественная микрохирургия, искусное вживление смысловых «чипов» в массовое сознание, волевое программирование некритически настроенных людей. Весь западно-христианский мир как иконе, готов теперь поклоняться карикатурам на пророка Мухаммеда из журнала «Шарли Эбдо». Фактически на наших глазах при огромном участии соцсетей творится «новая святыня», которая в виде табличек «Я – Шарли» размножена миллионами поклонников «открытого общества». (При этом, заметим, они удивительно непоследовательны. Ведь, если продолжать логику художников, исповедующих свободу творчества без границ, смерть карикатуриста – это самое смешное, что может с ним произойти.)

Соцсети – мощный инструмент культурного управления, связанный с индустрией поглощения человеческого времени. Они пришли на смену сериалам (Кто теперь вспоминает «Санту-Барбару» или «Дикую Розу»?! Следы этой «сомы» давно выветрились, ну так и время успешно «убито».) и компьютерным играм – жизнь, как игра, гораздо привлекательней, чем надуманные фантастические миры. Соцсети «измельчают» человека: личность, с детства облепленная «горизонтальными связями», отравленная цифровым контентом, уже никогда не наберёт могучую высоту; сокровенность для неё навсегда утрачена. Разговора с Богом не получается, потому что востребованы другие собеседники, дающие множественные и многовариантные ответы на любые (абсолютно) вопросы. Соцсети кажутся всезнающими и почти всемогущими, но реальный положительный их результат ничтожен, они – контрпродуктивны.

Подтверждение этого мы можем увидеть в отечественной литературе. Худосочный, выморочный сын постмодернизма – наш так называемый «новый реализм». В основе метода – откровенный (а потому часто аморальный) «дневник современника», писание «как в жизни», «без божества, без вдохновения», «статус» в соцсети, растянутый на десятки страниц. Но художественность всегда предполагает некую «закрытость», причудливый, переплавленный в душе литератора, «отбор» материала. Писание «как в жизни» вышло слишком плоским, поверхностным, да оно и не могло быть иным – если ты не будешь иметь в виду «Всевидящее Око», то ничего стоящего в творчестве не создашь (по крайней мере, в русской традиции).

Десять бодрых и жизнерадостных пенсионерок никогда не заменят одну роженицу. Так и десять часов, убитых в соцсетях, не стоят общения с одной – но, возможно, судьбоносной книгой. Или – с родным человеком, нуждающимся во внимании. Время! Оно расходуется так же расточительно, как и слово, между тем – и то, и другое –  исчерпаемо и конечно.

Новые игрушки прогресса первыми получают богачи, они же первыми пресыщаются и отбрасывают их в сторону. Мобильный телефон сначала был роскошью, потом - массовым явлением, а ныне роскошь – иметь не его, а специальных людей, земная участь которых – быть чужим «ухом», отвечать на звонки, связывать социум и хозяина. Также и соцсети – игрушка уже поднадоела политикам и тщеславцам, потому нанятые блогеры несут бремя их имиджа, пишут за господ статусы, вывешивают фотографии, носят маску чужой респектабельности и значимости. Прогресс нарастает, человек – убывает.

И, в заключение, о главной трудности построения «Закрытого общества». Уже понятно, что продовольственная автаркия России необходима, а без смыслового суверенитета страна просто погибнет. Глобальное отчасти складывается из локального. Кого мы боимся встретить в личном «Закрытом обществе», ограничив пребывание в соцсетях?! Неужели самих себя? А-я-яй…

Впервые на "Свободной прессе" 2.02.2015

Все публикации