Лидия Сычева: культура

Гей, культура!..

Лидия Сычева

Гей – понукательный окрик на волов в упряжи;

на правого собь, на левого сабе.

Владимир Даль, Толковый словарь

В ноябре 2011 года сайт «Гей.ру» благожелательно цитировал интервью театрального продюсера Эдуарда Боякова: «Культура должна выполнять функцию поставщика смыслов, идей, проектов, сценариев, планов, апробаций. Чтобы вопрос разрешения однополых браков обсуждался в парламенте (как это происходит в Европе), его нужно поднять на территории фильмов, спектаклей и книг. (…) Когда Михаил Швыдкой был министром культуры, я постоянно его критиковал. Сейчас, когда министр культуры не он, я понимаю, насколько Швыдкой самостоятельный, яркий и культурный человек».

Методичка для колониальных территорий

В конце 2013 года в Воронеже был представлен доклад «Воронежский пульс. Культурная среда и культурная политика». Документ подготовила группа российских и зарубежных экспертов под руководством ректора Воронежской государственной академии искусств Эдуарда Боякова (прежде он работал в команде Марата Гельмана в Перми). Создание доклада профинансировали администрация Воронежской области, компания «Ангстрем» и Геннадий Чернушкин (на тот момент – мэр города). Цена вопроса – 6 млн. руб.

Документ вызвал в городе резонанс и разделил местную интеллигенцию на два противоборствующих лагеря. Представители общественности направили Президенту РФ письма, в которых сообщали, что «…господин Бояков хочет применить у нас свой не совсем удавшийся в Перми опыт, где они совместно с г-ном Гельманом пытались перестроить традиционную культуру на либеральный лад. Во всяком случае, их цель неизменна – разрушение культуры и религии и прежде всего классического искусства, русского психологического театра и православия».

Авторы письма взывали к Президенту: «Мы просим вас прислать в Воронеж компетентную комиссию, включающую квалифицированных специалистов Министерства культуры, депутатов, членов комиссии по культуре Государственной Думы, представителей авторитетных культурный учреждений и организаций, способных беспристрастно разобраться в сложившейся ситуации и предложить пути разрешения острейшего кризиса, в котором оказалась воронежская культура».

В ответ «неравнодушные граждане» получили формальную отписку А. Ицковича – советника департамента письменных обращений граждан и организаций.

Куратором исследования в докладе был указан Михаил Гнедовский, директор Института культурной политики. Организация аттестовала себя как «независимое аналитическое, консультационное и проектное агентство, созданное в 2002 году в Москве». Из отчётов на сайте Института следовало, что агентство, в числе заявленных целей которого «разработка моделей культурного развития на региональном и муниципальном уровнях», действует при поддержке института «Открытое общество» (Фонд Сороса). В одном из своих интервью Елена Зеленцова, директор программ Института (в прошлом координатор «Открытого Общества») говорила о том, что перед организацией поставлена новая задача – работа с регионами и экспертным сообществом.

В числе мероприятий 2007 года значились следующие:

- «Демократия.doc» (позже стал репертуарным спектаклем ТЕАТР.DOC);

- мастер-класс «Культурный брендинг и маркетинг мест»;

- семинар «Творческие индустрии: стратегии развития»;

- книга «Странствующая столица: роль культуры в развитии территории» и пр.

Сравнивая доклад «Воронежский пульс» и ранее опубликованные документы Института культурной политики, легко заметить обширные текстуальные совпадения. Главы вводной части – обоснование, цели, задачи и стратегия «Воронежского пульса» – опирались на интеллект-поддержку Сороса.

Смысловые идеи «культурного управления», разработанные в Фонде для «колониальных территорий», посредством грантов и семинаров «вживлялись» в среду «креативного класса». Далее обученные в нужном духе кадры действовали самостоятельно, под видом «генераторов и проводников культурных стратегий», «организаторов семинаров, тренингов и дискуссий», специалистов по «мониторингу инновационных подходов в сфере культуры, культурной политики и творческих индустрий». Финансирование сей деятельности возлагалось на региональный бюджет или местных предпринимателей.

Э. Бояков признавал, что «…сегодня на региональном уровне можно сделать гораздо больше, чем на федеральном». Вымирание и сокращение сельского населения (вместе с традиционной культурой) ускоряло процесс идейной «перекодировки» страны. «Открытость» программировала неизбежное: разрушение государства, лишенного внутренних сил и связей. Для этого достаточно будет лёгкого толчка – экономического, военного или политического.

Терри Санделл, «просветитель» земли русской

Ещё один куратор доклада «Воронежский пульс» – британский культуролог, директор Cultural Futures LLP Терри Санделл. Известен тем, что основал Британский Совет в СССР, открыл его представительства в странах Балтии, Белоруссии, Украине и Москве, после распада СССР стал первым директором Британского Совета в РФ. С 2005 по 2008 годов возглавлял представительство БС на Украине и в Австрии. По поручению Совета Европы проводил первое исследование национальной культурной политики в 1996 году в России, а также в Грузии, Армении, Азербайджане, Румынии, Украине.

Очередные «замеры» российских реалий Санделл вёл совместно с группой экспертов в 2012 году по заданию Совета Европы. (Материалы по Воронежской области существенно облегчили ему задачу.) Санделл активно действовал на Украине (через НКО), и остался доволен результатом: «В стране произошла психологическая революция». В 2014 году активизировалась его деятельность в Белоруссии, где он тоже видел «перспективы в развитии культуры».

В России Терри Санделл действовал в тесном контакте с Кириллом Разлоговым (директор Института культурологии в 1989–2013 гг.). Министерство культуры РФ в те времена охотно финансировало исследования Санделла (субподрядчиком стал Институт культурологии).

Ничто не вечно под луной: в 2013 году К. Разлогов покинул свой пост. Он сразу основал новый, частный институт культурологии. Вместе с Терри Санделлом они подготовили доклад (подобный «Воронежскому пульсу») для Ульяновской области. В документах обнаруживается почти 100-% совпадение идеологической составляющей, общность понятийного аппарата и предлагаемые технологии «переформатирования».

В ноябре 2014 года Совет по культуре Ульяновской области утвердил стратегию развития культуры и искусства до 2030 года, разработанную К. Разлоговым и его институтом. Сумма контракта не разглашалась. («Область заплатила хорошо», – заявлял К. Разлогов.) Пресса сообщала, что регион будет развиваться по пути «интересных культурных проектов, которые сегодня реализуют в Удмуртии, Воронеже, Краснодаре, Перми».

Терри Санделл, выступая в Воронеже, заявил, что «бюрократические препоны высасывают энергию и все силы из тех, кто хочет что-то сделать. Сейчас в России министерство культуры, а нужно министерство ДЛЯ культуры». Иными словами, госаппарат в центре и на местах должен создавать условия (организационные и финансовые) для работы разлоговых, санделлов и соросов в стране, а уж о «настоящей» культуре они позаботятся.

К. Разлогов не терял оптимизма: «…актуальные фундаментальные и поисковые исследования, которые некоторые малограмотные руководители попытались ликвидировать, мы сейчас воссоздаём».

Терри Санделл во время визита в Воронеж встречался с губернатором Алексеем Гордеевым, ректором Воронежского госуниверситета Дмитрием Ендовицким, а также прочитал публичную лекцию в книжном клубе «Петровский» для местной креативной интеллигенции.

Незаменимые и непотопляемые

4 апреля 2003 года воронежская газета «Берег» опубликовала статью профессора местного аграрного университета Ивана Суркова «Образование и халтура». Автор писал: «Вызывает возмущение патриотической общественности организация Ю. Золотовским и Б. Табачниковым антироссийских, русофобских конференций, причем международных. В прошлом году на такую конференцию пригласили антирусски настроенных западных украинцев и поляков, которые в своих докладах рьяно доказывали, что у русских нет будущего».

Бронислав Табачников – искусствовед, кандидат исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории, философии и культуры Института повышения квалификации учителей. Он обратился в суд с опровержением этих сведений, но проиграл процесс. А бывший ректор Воронежского экономико-правового института Юлий Золотовский в 2013 году был задержан в столице за торговлю должностями. Против него возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

Б. Табачников несколько раз выступал в США с лекциями, впервые приехав в страну по приглашению Мормонского университета. Его дочь ещё в 90-е уехала в Штаты, вышла замуж за американца. Профессор – видный деятель еврейской диаспоры (возглавлял «Еврейский общинный центр «Бейт Мишпаха – Дом семьи»), руководит Общественным советом при департаменте культуры и архивного дела Воронежской области и, безусловно, влияет на его состав. (В Совет входят / входили Эдуард Бояков, Михаил Бычков, Сергей Горшков (арт-директор галереи современного искусства «Х.Л.А.М.»), литераторы Галина Умывакина, Олег Ласунский, искусствовед Евгений Трембовельский, историк Александр Акиньшин и др.)

Подготовка передового кадрового резерва налажена через деятельность Школы эффективных коммуникаций «Репное». Площадка создана в сентябре 2010 Геннадием Чернушкиным. В числе экспертов-лекторов – Александр Архангельский, Юлий Нисневич, Бронислав Табачников, Александр Мелихов, Максим Кронгауз, Алексей Кара-Мурза и др.

В Школе действует проект «Открытое пространство» (по аналогии с «Открытым обществом»). Его инициатор – депутат облдумы Анатолий Шмыгалев. Он учился бизнесу в США, женат на одной из дочерей Б. Табачникова. Мир тесен: Мария Брониславовна  Табачникова — кандидат экономических наук, преподаватель кафедры экономики и управления организациями экономического факультета Воронежского госуниверситета.

Трудоголик Михаил Швыдкой

Бывший министр культуры – человек-оркестр. Подобно сказочным героям, он многорук и многоглав. Вот неполный список его занятий:

- специальный представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству;

- посол по особым поручениям МИД России;

- руководитель Форума славянских культур от России;

- сопредседатель правления Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ;

- научный руководитель Высшей школы культурной политики и управления в гуманитарной сфере МГУ;

- научный руководитель магистерской программы «Менеджмент в культуре»;

- член наблюдательного совета факультета государственного управления МГУ;

- член межфакультетского координационного совета МГУ по исследованию проблем БРИКС;

- профессор Российской академии театрального искусства;

- художественный руководитель Московского театра мюзикла;

- телеведущий программы «Культурная революция» на телеканале «Культура»;

- главный редактор журнала «Человек и культура»;

- заместитель председателя Попечительского совета Большого театра;

- председатель совета учредителей Комитета индустриальных телевизионных премий (организатор «ТЭФИ»);

- член Совета попечителей литературной премии «Большая книга».

И т.д., и т.п.

Разумеется, М. Швыдкой хорошо знаком с Михаилом Гнедовским, Кириллом Разлоговым, Эдуардом Бояковым.

Терри Санделл вспоминает: «В середине 90-х годов я работал со Швыдким (в то время заместитель министра культуры России – Авт.) над национальным докладом, поэтому есть опыт, который интересно сравнить с тем, что делается сейчас. Мы видим, что теперь другая методика работы. Тогда мы как будто летели на вертолете и смотрели на ситуацию сверху, сейчас мы работаем через регионы, чтобы иметь представление о том, что есть в реальности. Думаю, что такой подход интереснее».

В 2011 году М. Швыдкой сделал Ульяновск местом культурной столицы СНГ, в 2015-и – Воронеж (идея, сходная с той, что разрабатывал институт «Открытое Общество»). «Признаюсь, именно мне принадлежала идея сделать Воронеж культурной столицей СНГ. Ведь это город, в котором проходит знаменитый Платоновский фестиваль... [Куда привозят, кроме всего прочего, и матерные пьесы из Евросоюза. - Авт.] Здесь есть изумительные театры, хороший институт искусств [ректор – Э. Бояков], губернатор и мэр, которые серьезно относятся к культуре».

Система управления смыслами сложилась и устоялась. Результат? «Разжижение» и «омертвение» духовного пространства, вытеснение классической культуры практиками индустрии развлечений, сиюминутными и «одноразовыми» впечатлениями. Новая культура не создаёт ничего долговременного, никаких монументальных и «вечных» вещей. Её тактическая цель – похищение времени и поглощение бюджетов. Стратегическая – расставание с русской идентичностью.

Консерваторы с «душком»

Прошли годы. Терри Санделл куда-то запропал – с 2015 года он не появляется в России. В том же году генпрокуратура признала Фонд Сороса «нежелательной организацией».

Михаил Гнедовский занят музеями, поскольку Афанасий Михайлович Гнедовский – Исполнительный директор ИКОМ России, неправительственной международной организации, связанной с ЮНЕСКО.

Бронислав Табачников всё также руководит Общественным советом по культуре. Кирилл Разлогов сосредоточился на кино – он президент Гильдии киноведов и кинокритиков. Кое-какие проекты у него идут и через Новый институт культурологии, например, Крымская музеологическая школа «Museum studio». 2015 год для него был нелёгким.

У Михаила Швыдкова все отлично! Работы прибавилось – он ещё и член наблюдательного совета литературной премии «Лицей» (для одаренной молодежи).

Эдуард Бояков в 2015 году был снят с поста ректора Воронежской государственной академии искусств. Со скандалом. По версии следствия, через Фонд развития ВГАИ люди из команды Боякова Светлана Шове и Вячеслав Почитаев похитили 1,7 миллиона рублей бюджетных денег.

Бывшего ректора приглашали на допрос в ФСБ. О разговорах в этом учреждении продюсер предпочёл не распространяться.

Теперь Бояков в Москве, он – «консерватор», один из основателей Русского художественного союза. Твёрдо выступает за Крым, православие и духовность.

Действительно: не лучше ли славить традицию на «Царьграде», чем страдать за свободу обращения с финансами в СИЗО?!.. Кириллу Серебренникову в этом смысле повезло меньше – возможно, его подвело «чутьё художника».

То, что сказано выше, в сущности, известно всем. Нельзя не отдать должное Михаилу Швыдкому – он в своём деле профессионал, и, если бы, допустим, выступал на открытии памятника Булату Окуджаве, то вряд ли приписал барду стихи поэта Александра Прокофьева. А вот «патриоты на госбюджете» постоянно садятся в лужу. Салават Щербаков изваял монумент оружейнику Михаилу Калашникову и разместил на барельефе памятника чертежи немецкой штурмовой винтовки. (Ранее скульптор уже ошибался. На памятнике «Прощание славянки» на Белорусском вокзале историки обнаружили немецкую винтовку Mauser 98, а на монументе Александру I у Красной площади среди пушек, мушкетов и сабель XIX века замечены пламегаситель и прицел автомата Калашникова.)

Куда, интересно, смотрело Российское военно-историческое общество (во главе с министром культуры Владимиром Мединским)? По-видимому, в смету. Исторические «детали» в таких случаях вторичны.

Да, впрочем, чему удивляться, если в фильме Оливера Стоуна «Интервью с Путиным» глава государства показывает режиссеру кадры работы наших военно-космических сил в Сирии; при этом ролик сильно смахивает на съемки Пентагона, сделанные ранее в Афганистане. Генштаб не ошибается?!

Фальшивые памятники. Фальшивые видео. Фальшивые офицеры. Фальшивые консерваторы.

Президент-то хоть настоящий у нас?!

2017

Другие статьи, рассказы, эссе Лидии Сычёвой читайте здесь

Книги здесь или здесь

Все публикации