Лидия Сычева: эссе

Свиньи и соловьи

Свиньи и соловьи

Во дворе Литинститута выступают молодые поэты. Не просто так, а со смыслом - в рамках акции "Неформальная Москва". Молодые поэты выходят на импровизированную трибуну вальяжно, как слегка перекормленные свиньи, и кажется, что они вот-вот хрюкнут. Ожидания оправдываются: в микрофон несется поросячий визг, площадной мат и покорное подхрюкивание. Это - современная поэзия. Поросячий визг - "поиски себя", площадной мат - "обличение пошлости мироустройства", покорное подхрюкивание - "обновление традиций".

Спустя некоторое время почти все участники акции кочуют с выступлениями по школам - теперь уже как представители Первого московского международного фестиваля поэтов. От мата в детских аудиториях они, надеюсь, воздержались. Отзывы в прессе на мероприятие были восторженные - культура пошла в "неокученные" массы, не все же школьникам сидеть у компьютеров или колоться в подъездах...

Но нужны ли в школе такие писатели?! Упаси меня Бог бросить хоть один камень в Литинститут и усомниться в необходимости его существования: именно благодаря институту я вышла к своему призванию, а здешние преподаватели - известный писатель Руслан Киреев и выдающийся русский поэт Валентин Сорокин - помогли мне на этом пути укрепиться. И все же... Эти розовощекие хрюши, считающие себя поэтами, самодовольно чешущие рано отросшие животы, живущие на подачки политических партий, даже не подозревают, что по литинститутскому двору ходили такие гиганты, как Павел Васильев, Владимир Луговской, Василий Федоров. Здесь, на Тверском бульваре, читали свои стихи Владимир Солоухин и Николай Рубцов. Неужели и в их пору возможна была такая воинствующая пошлость, не знающая сомнения и страдания?!

Учитель должен быть в классе, писатель - за письменным столом. У каждого свой хлеб, своя жатва. Труд учителя - всегда публичен, труд писателя - всегда одинок. Но делают они общее дело - облагораживают, воспитывают народ. В Башкирии мне довелось принимать участие в литературном празднике. Поэты Татарстана, Удмуртии, Мордовии, Челябинска, Уфы выступали в сельских клубах, далеких школах, читали стихи. На разных языках. Темноволосый суровый башкир Равиль Бикбаев. Русский русоволосый Александр Филиппов. Седой, как лунь, Мустай Карим... О любви, о красоте женщины, матери, сестры, о родной земле всегда можно найти пронзительно-точные слова, единственно верные. Как слушали их! Как принимали!

Не вопрос - нужен или не нужен писатель в школе. Вопрос в том, где и какие писатели идут в школу. Где и каких писателей зовут в школу. Президент Башкирии Муртаза Рахимов поддерживает литераторов, которые не огорошат детей поэзией, украшающей общественные туалеты. Президент финансово поддерживает русский журнал "Бельские просторы". А писатели поддерживают власть. Но плохо ли это, если власть работает во благо народа? Неужели лучше быть в вечной оппозиции, в вечной "свободе творчества"? Ведь важнейшее предназначение писателя - служить добру. Даже если оно исходит от чиновника.

Да, разные это сферы - литература и образование. Хороший писатель для школы - роскошь. Роскошь человеческого общения. Роскошь - редкость, а когда ее много - это уже ширпотреб. Но всегда ли наши образовательные власти (всех рангов) могут отличить дерьмо от самородка? Цвет один, а применение - разное. Зовут ли, интересно, в школу Виктора Лихоносова? Бориса Екимова? Виктора Потанина? Петра Краснова? А из молодых писателей - Антона Уткина, Алексея Варламова? Или зовут тех, кто попробивнее, пооборотистей, кому наплевать на детей, но нужна "акция", шум в СМИ?

Большие писатели - люди занятые, время их дорого, но хороший писатель знает, что школа - вечный долг литератора. Хорошая школа, образование намного сокращают, спрямляют путь к писательскому призванию. Плохая - удлиняет или заводит в тупик. И кто знает, может, потому в литинститутском дворе вместо соловьиных трелей слышались поросячьи визги, что "поэтов" не по тем книжкам учили?! И не тех писателей увидели они когда-то в школах в качестве носителей высокого искусства...

Источник: «Учительская газета», 1999, № 45

Все публикации