Лидия Сычева: публицистика

Чибатуха против Мурки

На сцене сельского клуба дети плясали "Чибатуху". Движения танцоров были не всегда синхронны, но лёгкий разнобой с лихвой искупало настроение ребятишек – как сияли их глаза, как разрумянились щеки! Красивые, ладные мальчишки и девчонки, вскормленные на натуральном огородном продукте, воспитанные на традиционной культуре.
Поразительна была осмысленность, читаемая на лицах деревенских детишек – каждый уже был "маленьким человеком", личностью, черты которой проступали в мимике, жестах, движениях. Этот феномен раннего самосознания точно описал Николай Некрасов, встретивший однажды, "в студеную зимнюю пору", мужичка ростом с ноготок.
Деревня – камертон России, корень её жизни, совесть и суть. Никогда из этих ребятишек, с детства усвоивших, что такое хорошо, и что такое плохо, не вырастут "гендеры" с "поисковой" ориентацией. Зато будут девушки и юноши, мужчины и женщины, отцы и матери. Всё-таки в Евросоюзе и в США не всё в порядке с сельским хозяйством и с продовольственной безопасностью. Иначе откуда пошли бы истерические однополые страсти и крики о том, что детям, якобы, будет счастье среди гендеров?! Чем там перекормили поборников прав человека, какими золотыми кренделями?
Лёгкий, всего лишь в пол-оборота, поворот столыпинского правительства к крестьянству дал царской России невиданный темп роста населения (как выручали потом, в Великую Отечественную, сибирские дивизии Москву и Сталинград!); привел к развитию Зауралья и дальневосточных территорий, вплотную подвёл страну к аграрному рывку.
Прошло сто лет. Если отбросить мобильники, телевизор и прочие достижения цивилизации, то что мы имеем в деревне?! Ситуацию, на порядок хуже, чем при Николае II. Что, Дмитрий Медведев – это Столыпин? Скрынник – Столыпин? Или Николай Фёдоров, нынешний глава Минсельхоза?
Удивительную преемственность политики по отношению к деревне демонстрирует нам чекистко-большевисткое правление и кремлёвско-фсбэшная власть. Вроде бы методы и инструменты разные, но суть, если судить по результатам, одна – загнобить село, свести его к минимуму, выморить народ, а наиболее крепких работников согнать в города. Пролетариатом, знаете ли, легче управлять: он и царскую власть валил, и советскую (вспомним шахтёрские забастовки), и на танке с Уралвагонзавода пообещал приехать, подсобить Кремлю, если какая напасть.
А крестьяне? Держатся за свой домишко, огородик, садик, семью, растят детей, дожидаются внуков. Эта традиционная жизненная стратегия вызывает тихое бешенство со стороны любых переустроителей мира. Так, советская власть сняла с крестьян стружку по полной программе – казаков расказачила, кулаков загнала на Соловки и куда подальше, середняков – в колхозы, бедняков – на стойки индустриализации. Красота! Всё под контролем. В сущности, если бы не железный занавес и не нужда в собственном продовольствии, то деревня была бы отмодернизирована и отайфонена ещё раньше.
Теперь мы наблюдаем под соусом "свободы" те же шары, только в профиль. Что нам дано? Страна с самой большой в мире территорией, с огромными площадями плодородных земель и с весьма невеликим населением. Задача: удержать всё это добро в руках. Решение: экономически и институционально поощрять селян – пусть сами живут и других кормят. И не "гендерными" продуктами, а натуральными. Тогда и рождаемость верх пойдёт – давно доказано, что в сельских территориях при нормальном развитии она выше, и промышленность подтянется – нужна будет техника, удобрения, заводы по переработке продукции, дороги, элеваторы, энергомощности и пр. Можно, кстати, кое-что и на экспорт отправлять, спрос есть – не все любят кушать генетически модифированную пищу, это, знаете ли, как рубашки из нейлона или плащи из болоньи - уже вышло из моды.
А как на самом деле решается эта задача? Зачем растить своих коров и овец, если за нефтедоллары можно мясо (неважно какое, быдло всё схавает!) купить. Зачем развивать свою страну, свою землю, если «настоящая жизнь» - в Маяйми или в Ницце? Зачем заботиться о своём народе, если можно завезти гастарбайтеров, и они, «негры», неграждане, не ломаясь, исполнят «любой каприз за ваши деньги»?!
Битая-недобитая деревня – немой укор нашей олимпийской власти и глубокая, корневая её противница. Да, здесь не ходят с белыми лентами, не собираются на митинги, не сидят в соцсетях, не сооружают фотожаб и не знают, кто такой Навальный. Но любая бабушка на завалинке, тракторист или огородница вам разложат политическую ситуацию в стране яснее, чем "Левада-центр". Потому что люди на земле, занятые повседневным трудом, и без подсказок блогеров видят, кто есть кто и на что способен.
И эта тихая, терпеливая, внешне покорная, вымирающая, спивающаяся деревня – в сущности, и есть для нынешней власти самый главный враг. Потому что там, где уцелели островки сельского архипелага, вся жизнь, её ход, течение – всё противится тому, что рекламируют и навязывают сверху. Прогрессивно, чтобы дети, поощряемые деятелями "современного искусства", хором пели "Мурку", а они тут пляшут "Чибатуху". В столице модно читать со сцены матерные стихи, а местные поэты пишут негромко: "На Канары, к морю синему, / Уезжают отдыхать, / А деревню, мать родимую / Оставляют умирать" (Татьяна Подшибякина). По телевизору показывают яхту Абрамовича, а здесь… Здесь ему, честно говоря, даже не завидуют. Жалеют, презирают, говорят, что надо судить за украденные у народа деньги. Но – не завидуют.
Власть со времен церковного раскола отделилась у нас от народа и живёт ему параллельно. Наши управители демонстративно «нетрадиционны» - не в смысле гендера, а в части представительства национальных интересов. Феномен «чужебесия», т.е. бешеной любви к иностранной жизни и презрения к Отчизне в правление партии "Едим Россию" достиг очередного апогея - параллель превратилась в перпендикуляр. Недовольство народа выплеснулось в митинговые протесты в Москве.
Любопытно, что после организационной утряски несистемная оппозиция у нас приобрела ту же структуру, что и общество в целом: «гендерная» верхушка, зараженная чужебесием (ах, душка Обама, усынови наших сирот!..) и безмолвный народ, по инерции всё ещё выходящий на улицы, но интуитивно чувствующий, что ведут «куда-то не туда» и какие-то «не те». В сущности, кремлёвцы и руководители болотной оппозиции превратились в две головы одного дракона. Иногда и не разберёшь, кто на какой шее сидит. Алексей Кудрин у нас кто? Оппозиционер? Кремлёвец? А Прохоров? А Собчак?
Вопрос, как сделать власть в России народной, один из самых болезненных в нашей истории. Минувший век показал, что революция – не панацея. Гражданская война, кровавые чистки, гулаг не сделали наследников советской партноменклатуры отчизнолюбами, а лишь ослабили и оравнодушили народ, уничтожили в нём чувства ответственного хозяина родной земли.
Сегодня крестьянский вопрос, как и сто лет назад, коренной для России. Древо российской государственности, которое с упорством, достойным другого применения, пилят верховные чужебесы, можно спасти только одним путём – укрепляя корневую систему страны, т.е. деревню. Укрепляя методично, последовательно, без компанейщины и гигантомании, расселяя мегаполисы и налаживая нормальную жизнь села.
Конечно, ждать от госуправления, напоминающего известное животное под дубом вековым, что оно, "наевшись желудей до сыта, до отвала", вдруг мутирует в нечто человекоподобное, весьма наивно. Но другого выхода у госорганизма нет: людям надо дать волю - т.е. работу, землю и смысл существования. Хочешь не хочешь, но придётся это делать, раз уж полностью выморить и разложить население не удалось. Иначе нынешняя "династия" прекратит своё существование примерно тем же путём, что и Российский императорский Дом Романовых.
Вот такая у нас получается "Чибатуха"…

Впервые опубликовано на портале "Свободная пресса"

Все публикации