Лидия Сычева: публицистика

Вам и не снилось

Обновленная версия проекта Концепции-2020 разочаровывает: сокращать пропасть между богатыми и бедными в “светлом будущем” Правительство не собирается. Во всяком случае, внятные механизмы такой работы в документе не прописаны. Посему возникает закономерный вопрос: каким же образом у нас может появиться 60-процентный средний класс?! Культура, СМИ, экология по-прежнему остаются “проблемными” направлениями. Соответственно, социальная политика подчинена политике экономической.

Данный подход дает весьма скромный результат. Наиболее нагляден он в демографии. Несмотря на известные меры (нацпроекты, “материнский капитал”), рождаемость увеличилась всего лишь на 10 процентов. Правда, есть и достижения — естественная убыль населения в Южном федеральном округе превратилась в естественный прирост. Казалось бы, замечательно, но беда в том, что Карачаево-Черкесия, Дагестан, Калмыкия, Краснодарский край и Ингушетия относятся к тем субъектам Федерации, где самый малый валовой региональный продукт на душу населения. Абсолютный чемпион в этом показателе — Ингушетия (1535 долларов). Для сравнения: в среднем по России эта цифра составляет 13 173 доллара. Кавказ силен традициями: здесь, в отличие от центральных местностей страны, обычай заставляет мужчин кормить семью. А уж как они это сделают — вопрос второй. Потому и гремят выстрелы средь бела дня — по некоторым данным, за одного убитого милиционера “дают” две тысячи долларов.

Продолжительность жизни в СССР и в РФ

Отсутствие социальной безопасности подрывает безопасность национальную. Выход вроде бы очевиден всем — на Кавказе нужно в срочном порядке создавать рабочие места. Особенно для женщин. Например, производства по высокоточной сборке электронных и электрических компонентов. Инвестиции в социальную безопасность явно запаздывают, а значит, угли конфликтов здесь будут тлеть и дальше — репрессивные меры не дадут никакого эффекта там, где есть молодое и быстро растущее население.

Что же касается других территорий России, то там и смертность по-прежнему высока, и рождаемость не на уровне. В целом по стране за первое полугодие смертность увеличилась (по сравнению с прошлым годом) на 8,9 процента. С чего бы? Вроде бы “жить стали веселей”. Но, видимо, не все — прирост дала смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Плюс пьянство и алкоголизм. Кстати говоря, доля доходов от алкоголя в общей величине бюджета СССР в 1984 году составляла около 6 процентов, в нынешней России — около 5 процентов. Но разве пить у нас стали меньше? В стране 3,4 миллиона наркологических больных. Суммарный экономический ущерб российскому обществу от пьянства и алкоголизма ежегодно составляет 500—700 млрд рублей. Какие уж тут “доходы”! Так считает Евгений Юрьев, экономист и финансист, сопредседатель “Деловой России”.

Уже и суровые русские зимы стали теплыми, а Русь никак не трезвеет. Хотя примеры для подражания есть: в прохладной Норвегии одна торговая точка с винным товаром приходится на 30 тыс. населения. Страна номер один в мире по качеству жизни. Зато у нас один ларек с питейным приходится на 240 человек. Это наша мировая и безусловная инновация.

Социальную безопасность расшатывает и отсутствие внятной семейной политики. Таковой в России фактически не существует. Семейный кодекс давно устарел и сводится лишь к раздаче бюджетных денег — “смешных” детских пособий (80—100 рублей в разных субъектах Федерации). А как же Год семьи? Проводятся различные акции, но наступит следующий год, акции закончатся, а семейной политики в стране как не было, так и нет. Между тем Дмитрий Медведев, когда презентовал в качестве вице-премьера Концепцию демографического развития до 2025 года, прямо заявлял, что сумма расходов на семейную политику должна быть увеличена до 2 процентов ВВП. Любопытно, что в Концепции-2020 этот целевой показатель уже не содержится. Забыли? Потеряли? Денег пожалели? Или слова о 2 процентах были предвыборным популизмом?

С 2000 по 2007 год в России ежегодно на один миллион сокращалось количество детей (2000-й — 34,5 млн чел., 2008-й — 26,4 млн чел.). На семь браков в 2007 году приходилось пять разводов. И это при том, что только семья с тремя детьми, будучи базовой, может спасти Россию от вымирания! А значит, нужно вкладывать деньги в семейную политику. Строить детские сады — в стране миллионная очередь в эти учреждения. Развивать бесплатные услуги (образование, здравоохранение, культура) для семей с детьми. Распространять право “материнского капитала” на всех женщин, рожающих третьего и последующих детей. Решать по справедливости жилищный вопрос. Стоять на страже семейных ценностей в СМИ и на телевидении. Но возможно ли это? Да, но только в СССР.

Дети — не деньги, их не напечатаешь. И даже не нефть, которую можно выкачать и продать. Семейная политика требует осмысленности и продуманности. Но пока ресурсы домашних хозяйств, где есть ребятишки до 16 лет, выглядят так: доходы на человека в трехдетной семье в среднем по России составляют 5702 рубля. То есть многодетность — это путь в бедность.

А путь в богатство? По данным Росстата, в первом полугодии нынешнего года средний уровень зарплаты региональных чиновников составил 30 396 рублей — это на 73 процента выше средней зарплаты в сфере экономики. В Рязанской области, например, слуги народа выше “хозяев” в 3,8 раза. Берега будут расходиться и дальше — в стране уже 38,5 млн пенсионеров. Средний размер пенсии (июнь 2008-го) составляет 4048 рублей. Мало? Будет еще меньше после очередного витка инфляции. Поскольку в результате пенсионной реформы уровень замещения зарплаты пенсией сократился с 32 процентов до 26.

Ясно как божий день: немногим нашим детям и молодежи придется платить по счетам за нынешние “ошибки отцов”. На плечи немногочисленного поколения, отравленного алкоголем и растлевающим влиянием СМИ, падает поистине атлантова задача — накормить пенсионеров и калек, насытить “слуг народа”, в условиях отсутствия семейной политики вить свои “гнезда”, навесив на шею ипотечные кредиты. Да, это будет картина посильнее “Фауста” Гёте...

2008

Все публикации
комментарии:0