Лидия Сычева: публицистика

Как в России побеждала демократия

Сергей Миронов, 2002 годБудни законотворчества, как правило, тихи и рутинны — революции и кипения страстей отданы улицам, а не комфортабельным залам заседаний. Тем не менее, именно в строгих рамках Регламента, в ходе привычной, накатанной процедуры создаются законы, которые впоследствии определяют судьбу страны на целые десятилетия. “Тихий” день 29 мая 2002 года, без сомнения, уже вошел в политическую историю России... С каким знаком? Ответ на этот вопрос мы получим в самое ближайшее время.

Федеральный закон “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” прямо или косвенно касается каждого представителя электората, каждого игрока на политическом поле страны, партии, блока, объединения. По существу, это новый закон о выборах. Надо ли объяснять, какую гигантскую роль играли и играют выборы в становлении нашей “молодой, но уже окрепшей демократии” (лексический оборот, популярный в демократических СМИ в октябре 1993 года). Выборы, система формирования органов власти — вопрос политической жизни или политической смерти России.

Вот почему обсуждаемый закон в Государственной Думе получил рекордное количество поправок — 4,5 тысячи! Представляя закон в Совете Федерации, председатель Комитета по конституционному законодательству Юрий Шарандин перечислил некоторые нововведения, которые существенным образом меняют нынешний избирательный процесс.

Во-первых, повышается роль политических партий. Теперь, чтобы зарегистрировать партийный список, не нужно собирать подписи и вносить избирательный залог. С 1 июля 2003 года не менее 50 процентов мест в каждом “региональном парламенте” будет формироваться по партспискам (система 50:50, принятая в Государственной Думе). Правда, прежний порядок выборов по одномандатным округам может сохраниться, если на территории региона не зарегистрированы три отделения общероссийских политических партий.

Во-вторых, времени для размышлений у избирателей становится меньше (федеральные выборы теперь должны укладываться в 80—110 дней, региональные — 80—100, местные — 70—80). Установлена обязательная двухтуровая система избрания губернаторов.

В-третьих, избиркомы лишаются права снимать зарегистрированных кандидатов — это право принадлежит по новому закону только судам. А за 5 дней до выборов снять кандидатов с регистрации будет вообще невозможно. Предоставление недостоверных сведений о своем имуществе отныне не криминал — это не может служить основанием для снятия кандидата. Ложную информацию просто доведут до избирателя.

И, наконец, в-четвертых, существенно ограничена возможность проведения досрочного голосования.

“Нет сомнений в необходимости построения подлинного демократического гражданского общества в России... Рассматриваемый закон весьма жестко пытается стимулировать этот процесс в регионах” (В. Вишняков).

С критикой закона выступил и член Совета Федерации Петр Волостригов:

— Я не приемлю диктат и считаю, что таким образом строить партийную систему Российской Федерации некорректно. Мы можем сорвать процесс формирования законодательных собраний.

“Законом об устранении основных гарантий избирательных прав” назвал обсуждаемый документ Николай Кондратенко:

— От того, что вчерашний коммунист нарек себя демократом или монархистом, существо человеческое не меняется. Если был нормальным, нормальным будет, а если родился дуралеем, так и помрет им. Мажоритарная форма выборов намного демократичнее. И потом, надо дать объективно оценку партийному строительству в России. Оно не получилось. У нас на хуторе, в станице, попробуйте найти людей, принадлежащих к так называемым “партиям”. Это московские тусовки. Министерство юстиции зарегистрировало, а внизу их никто не знал и не знает. Одна КПРФ имеет свою структуру снизу доверху.

Получается, что избирателя обманывают. В московских тусовках — однотипные люди, похожие друг на друга. И после выборов оказывается, что это одна большая партия, забота которой — остаться у руля России.

Убедить членов Совета Федерации в безотлагательной необходимости принятия закона взялся председатель Центризбиркома Александр Вешняков. Он напомнил о встрече Владимира Путина с руководителями региональных законодательных органов власти: “Что говорил президент? Смешанная система нужна!” Возражая Н. Кондратенко, выступающий заметил, что пропорциональная система более демократична, поскольку к распределению мандатов будут допускаться те партии, которые получат в сумме не менее 50 процентов голосов избирателей. Таким образом, интересы граждан этого региона будут учитываться полнее. С поддержкой закона также выступил член Совета Федерации Виктор Игнатов. Он, в частности, заявил: “Понятно, что на выборах все решают деньги. При существующей системе бороться с представителями определенных олигархических структур, которые спокойно набирают 25—30 процентов и выигрывают одномандатные выборы, невозможно. А представители научных, промышленных кругов, интеллигенции уверенно набирают свои 10—15 процентов, но не имеют права быть представленными в законодательном органе. Это нарушение социальной справедливости”.

Переломным моментом в ходе дискуссии стало выступление Председателя палаты Сергея Миронова:

— Лично я призываю вас голосовать за этот закон. Он нужен, если мы хотим действительно строить демократическое правовое государство, с сильными, нормальными партиями. Не с однодневками, которые возникают перед теми или иными голосованиями, а с реальными партиями, работающими на местах с людьми и для людей. Мы должны принимать этот закон, как бы ни казался он сейчас нам преждевременным.

Итог голосования: 53,9 процента членов Совета Федерации — “за”, 20,2 процента — “против”.

2002

Все публикации
комментарии:0