Лидия Сычева: публицистика

До свидания, советское. Здравствуй, «новокитайское»!

Кудрин Кузьминов

В последние 10-12 лет правительство к сфере образования относится, мягко говоря, противоречиво. Посещая школы 1 сентября и 25 мая (праздник последнего звонка), первые лица государства называют образование «приоритетом», но потом наступают будни, в череде которых власти  изо всех сил стараются отнять у педагогов копейку-другую. Деньги учителям достаются, но мало и в трудной борьбе… Что будет дальше? В нынешней апатичной общественной атмосфере многим пока трудно уловить, что  предстоят неизбежные перемены, касающиеся постепенной, но неуклонной коммерциализации образования.

Враги народа или спасители Отечества?

На заседании правительства была одобрена (в основном) программа социально-экономического развития страны на среднесрочную перспективу (2003-2005 гг.). Почему она понадобилась, ведь уже была принята подобная программа до 2003 года? Реформы затормозились, нужно менять цели, стратегия теперь видится иной – таков ответ. Впервые правительство решило поставить масштабную задачу, о которой говорят десятилетиями, – уменьшить зависимость экономики от экспорта нефти, отдать приоритет обрабатывающим отраслям. Это повысит нашу конкурентоспособность,  будет способствовать интеграции страны в мировое хозяйство.

Среди намеченных мер - налоговая, бюджетная, административные реформы, реформа госслужбы. Комиссия Минфина под руководством министра Алексея Кудрина искала и продолжит искать способы оптимизации госрасходов, чтобы провести налоговую реформу. Ищут, конечно, не у богатых, а у бедных – в том числе и в учительских карманах (см. «РФ сегодня» № 10 с.г.). Однако пока удалось найти «лишние» средства лишь в размере 0,2% ВВП, тогда как госрасходы составляют около 37% ВВП.

Рост ВВП в среднесрочной программе планируется невысоким - 3,6-4,8 %, в 2005 году – от 4 до 5%, тогда как президент поставил перед правительством задачу в 2007-2008 гг. выйти на 7-8 % экономический рост. Но, как заметил Евгений Ясин, «опасно ускорять экономический рост к определенным датам». Очевидно, что речь идет о выборах. А на прошедшей международной конференции «Модернизация экономики России: социальный контекст» эксперты вообще засомневались в том, что экономический рост в стране ныне возможен.

По мнению Джона Одлинга-Сми, директора департамента Европейского управления МВФ, России трудно будет достичь долгосрочного роста без перемен в госуправлении, реформирования финансового сектора, естественных монополий и сферы коммунальных услуг.

Советник президента Андрей Илларионов, проанализировав макроэкономические показатели, сделал вывод, что за последние 4 года  в стране существенно улучшилась экономическая ситуация. ВВП вырос на 26%, инвестиции – на 38%., оборот розничной торговли – на 23%, а реальное потребление населения – на 25%. Улучшились показатели бюджета и выплачиваются долги. То есть в целом ситуация лучше, чем была в 1997 году, это означает, что кризис преодолен во всех сферах и ситуация в стране лучше, чем в 1990-1991 годах. Но эти показатели не учитывают возросшую социальную дифференциацию и являются, по существу, «средней температурой по госпиталю». В рейтинге динамично развивающихся стран в 2000 году мы занимали 13-е место, в 2001 г. – 46-е, а в 2002 г. – уже 63-е. С июня прошлого года  количество безработных увеличилось более чем на 16%, а на начало 2003 года – на 13-14%. Сократилась продолжительность жизни и увеличивается смертность  - более всего от сердечно-сосудистых заболеваний.

Среди россиян распространены две точки зрения на причины возникновения нынешней ситуации. Первая – у власти враги народа, поэтому в последние 10-12 лет они все разрушали. Вторая – у власти спасители Отечества, но им всё время мешают внешние обстоятельства. Например, дефолт 1998 года… На то, чтобы поддерживать эти две точки зрения, в основном и работают пропагандистские машины, считает Андрей Илларионов.

При нынешней экономической политике госрасходы по-прежнему остаются значительными (среди них и расходы на образование). А это прелюдия к серьезному бюджетному кризису. Что-то надо делать… Евгений Ясин, научный руководитель Высшей Школы Экономики, учреждения, являющегося колыбелью нынешних реформ в образовании, считает, что наша страна традиционная и консервативная, в ней много устаревших институтов, которые сдерживают развитие. Они либо не пропускают новое, либо его отторгают, либо так взаимодействуют, что получается нечто совершенно противоположное. Это нужно все больше и больше учитывать. В общем, образованию нужны революционные идеи…И они не замедлили оформиться.

Рыночная ломка

Сфера образования входит одновременно и в экономическую систему, и в социальную. По данным ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова, это рынок услуг, объем которого составляет не менее 5% ВВП.

Кузьминов рассуждает следующим образом: «Рациональный бюджет вуза на одного студента — 2 тысячи долларов. Сейчас стандартный вуз получает 500 долларов от государства, коммерческий студент приносит 600-650. В любом случае это четверть от потребности. Рациональный бюджет школы — где-то около 600 долларов, школа получает в лучшем случае одну треть. Как с этим быть? Мне кажется, что сейчас у власти есть некая возможность перестать говорить разные слова, а четко определиться, что нужно сделать. Есть два пути. Первый - урезание масштабов государственных обязательств, как это сделали китайцы. Из 600 вузов оставим 150-200, остальные передадим регионам, то есть как бы в никуда, и будем финансировать эти 150-200 вузов как раз по 2000 долларов на студента. Тогда преподаватель вуза будет тысячу долларов получать, как он должен вообще получать, будучи человеком интеллигентным и на рынке востребованным, он не будет бегать по десяти другим учебным заведениям, будет следить за тем, чтобы его студент делал задания, а не скачивал их из интернета. Тогда у нас учитель школы будет 300 долларов получать, у него будет время думать, развиваться, заботиться о детях. Но что будет с другими, кто сюда не войдет, готовы ли мы к этому?»

Действительно, готовы не все. Чтобы повысить готовность, необходимы новые знания и навыки, и их список постоянно меняется. Сейчас это компьютерная грамотность, иностранные языки, технологическая культура, предпринимательство и социальные навыки. К последним относится умение вступать в общение и его поддерживать, приспособляемость, умение рисковать, считает ректор ВШЭ. По мнению Ярослава Кузьминова, сегодня профессия учителя и преподавателя становится иной по содержанию. Педагоги все больше становятся консультантами, наставниками и посредниками, чья задача помочь ученику самому сформировать свое образование и осознать свою личную ответственность за это.

У нас же наука и образование организованы все еще по-советски  - оцениваются затраты, а не результаты работы. Финансируются «стены» и почти ничего не остается на проекты. Можно было бы считать проектом, например, компьютеризацию школ, однако, по оценке ректора ВШЭ, на программах информатизации государство теряет 70 копеек из каждого рубля затрат: приобретены только сами компьютеры, но нет информационного обеспечения, сервиса, не налажено обучение и т.д. Правда, именно советская «закваска» учительства, способствовала тому, что в 90-е годы педагоги годами (!) не получая зарплаты, продолжали преподавать в школах. Иначе беспризорных и «асоциального элемента» у нас было бы намного больше.

Но в общем государственные затраты на образование по большей части не достигают конечной цели: 40% студентов не собираются работать по специальности. Особенно это касается выпускников медицинских, педагогических, военных и инженерных техникумов и вузов. В России, считает Ярослав Кузьминов, возник феномен «высшего общего образования».

В то же время у предприятий – постоянный дефицит рабочих: по словам работодателей, это одно из серьезных препятствий для осуществления новых проектов. Но многие кампании просто опасаются брать на работу выпускников ПТУ из-за низкой производственной дисциплины и, нередко, асоциального поведения. Так, в Подмосковье работает 6 строительных ПТУ, но работодатели предпочитают оформлять строителей-иностранцев через МВД, хотя это и хлопотно.

По мнению Ярослава Кузьминова, современное состояние образования все больше выступает как ограничитель экономического роста. Нужно передавать все больше полномочий в руки самих граждан, привлекая их к принятию решений и контролю за качеством образования. Образовательный рынок должен становится прозрачным для потребителей. Необходима также регулярная оценка качества услуг, долгосрочные инвестиции в создание материальной, кадровой и информационной структуры образования. При этом бюджет должен обеспечивать условия для постоянного роста зарплаты педагогов.

Нынешние диспропорции – прямое следствие фактической отстраненности работодателей от сферы образования, уверен ректор ВШЭ. Ему вторит доктор экономических наук, профессор Виктор Бархатов: «Создается парадоксальная ситуация: у нас банкиры и промышленники приходят в вуз, отбирают для своих коммерческих структур рабочую силу и при этом ни копейки не платят тем, кто готовил этих специалистов». Действительно, доля работодателей в финансировании профессионального обучения не превышает 5-7 %. Чтобы стало выгодно инвестировать в подготовку кадров, как государству, так и частным фирмам, нужно переходить к системе многосторонних договорных обязательств между заказчиками, поставщиками образовательных услуг и учащимися. К чему, как видим, правительство и приступает. Правда, весьма своеобразным путем.

Центр придумал, регион оплатил

На заседании правительства при обсуждении оптимизации бюджетных расходов речь шла и о финансировании бюджетных учреждений образования. Количество бесплатных мест для абитуриентов в вузах в этом году не будет сокращено. Так что по китайско-кузьминовскому варианту мы пока не двинулись… Но Министерству образования предложено за два месяца  подготовить программу перехода на систему возвратных субсидий и льготных образовательных кредитов. Планировалось так же изменить существующий порядок финансирования: содержать не сеть бюджетных учреждений, а финансировать услуги, которые они предоставляют. Деньги должны были следовать за потребителем. Но пока этот вопрос остался нерешенным.

Чего в нынешних условиях может ожидать сфера образования? Похоже, ничего хорошего. Как считают эксперты, налицо тенденция «скидывания» финансирования сферы образования на регионы и на муниципалитеты. Экономия и «оптимизация» приведут к тому, что школы будут объединять, а учителей сокращать. Сохранение федерального стандарта образования остается под вопросом, так же как и его качество.

Казалось бы, выход в сложившейся ситуации очевиден: необходимо проанализировать тенденции развития информационных потоков, развития ресурсов и рынков, рабочей силы, потребления и четко обозначить пресловутые «приоритеты» конкретно для каждой ступени образования, соотнеся желания с имеющимися финансовыми возможностями. Но этого пути в ближайшей перспективе у нас не предвидится – слишком различны интересы бизнеса, общества, власти, центра, регионов и «глубинки». Согласованной стратегии в результате, при объявленной «модернизации образования» мы пока не видим – как, впрочем, и в других сферах нашей жизни.

Одно радует: главная тайна оптимизации госрасходов, которой занималась комиссия Алексея Кудрина в том, что президентом уже решено увеличить зарплату всем бюджетникам на 33% в 2004 году, что составляет 160 млрд. рублей и 1% ВВП. О новых отраслевых системах оплаты труда (по которым было столько шума в Государственной думе) в связи с этим пока не упоминается… 

2003

Все публикации
комментарии:0