Лидия Сычева: публицистика

Жить по средствам. Или по совести?

бюджет россии

Бюджет — финансовый план государства, своего рода “основной закон”, по которому живет страна. При формировании “экономической конституции” всегда идут споры: какому направлению отдать приоритет, каким образом выстроить отношения между центром и регионами, как выплатить внешний долг при наличии огромного внутреннего. Впрочем, дискуссии не утихают и при обсуждении исполнения федерального бюджета. Законодательные битвы закономерны: вопрос контроля — это оселок, на котором проверяется прочность “путеводной нити”.

Недавнее решение Конституционного Суда прямо указало правительству, что законом о бюджете приостанавливать статьи других законов (законы о ветеранах, о Счетной палате) оно не имеет права. Тем не менее, в результате этих действий оперативный контроль за деятельностью правительства ныне существенно затруднен и ни для кого не секрет, что ясность бюджетов царской России в прошлом веке была много выше, чем в отчетах об исполнении федерального бюджета последних лет. С точки зрения чисто бухгалтерской настораживает отсутствие баланса по бюджетным остаткам. Аналитические службы Совета Федерации по этому поводу заметили следующее: бюджетные средства на границе года стали пропадать...

Главная беда бюджета-2002 - уход от налогов через “черные дыры” и внутренние офшоры, которые использовали все крупные нефтяные компании. И здесь, кстати, виноваты не только бессовестные коммерсанты. Законодательное поле, что называется, благоприятствовало установлению режима “социальной несправедливости”. Так что “цена закона” понятие вовсе не абстрактное. Другое дело, что платят по “счетам” не народные избранники, а все население России, включая безгрешных младенцев, не имеющих никакого представления о демократии и ее институтах.

Еще один источник “нетрудовых доходов” в 2002 году — минимизация налогов коммерсантов за счет предоставления им органами госвласти незаконных льгот. Наиболее часто такие факты встречались в Марий Эл, Мордовии, Камчатской и Омской областях, Ямало-Ненецком автономном округе. Органы власти дают гарантии за счет бюджетных средств коммерческим структурам. Рекордсменом в этом смысле в 2002 году можно считать администрацию Тверской области, попытавшуюся гарантировать привлечение средств для финансирования одного сомнительного проекта аж на 56 млн долларов.

Наибольшие объемы нецелевого использования средств выявлены в Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Бурятии – по данным Счетной палаты.

 Но всегда ли виноваты регионы? Бюджет-2002 не назовешь “тепличным” — число высокодотационных субъектов Федерации увеличилось с 15 (предыдущий год) до 31, а количество регионов с дефицитом бюджета выросло с 42 до 63. Неурегулированность межбюджетных отношений — очевидная проблема, нерешенная до сих пор. Допустим, в бюджете-2004 Республики Карелии фонд оплаты труда составляет 79 процентов (при среднем по России 31—35 процентов). О каком же развитии в таких условиях может идти речь?!

Вопрос о дотационности или самодостаточности региона зачастую приобретает характер если не политический, то вкусовой. В результате появляются бюджетные диспропорции. На начало 2003 года задолженность по выплате зарплаты составила 12 млрд. рублей, а по “детским” пособиям — 10 млрд. К началу текущего года ситуация существенным образом не изменилась: задолженность по зарплате — 11 млрд., по “детским” — 5,7 млрд.

Пока наше правительство активно работает над сокращением внешнего долга, при том что внутренний вырос почти в два раза. Оно больше заботится о том, как оно выглядит в глазах зарубежных кредиторов, а не в оценках собственного населения. И это при том, что, по мнению Счетной палаты “операции по обслуживанию и погашению внешнего государственного долга пока еще не отличаются достаточной прозрачностью”.

Вызывают недоумение и некоторые “внутренние” деяния. Каждый год принимается закон о федеральном бюджете, приложением к которому является перечень предприятий, подлежащих продаже. Но ежегодно постановлением правительства этот перечень меняется в сторону увеличения в 2, иногда в 3 раза. То есть правительство меняет эту норму так, как считает нужным. И, кстати, государство до настоящего времени не в полной мере осведомлено о том, чем оно на самом деле владеет, поскольку не сформирован в полной мере объем и реестр федерального имущества (и это при том, что последовательно проводится линия на приватизацию всего этого имущества, а также недр, лесов, земель, вод и т. п.). Воистину “обильна наша земля, но нет в ней порядка”!

Разумеется, такое положение дел — благодатная почва для паразитирования на народном добре и бюджетных деньгах. За 2002 год выявлено 42,3 тысячи преступлений, связанных с хищением, мошенничеством, растратами, незаконным использованием бюджетных средств. При этом почти 12 тысяч преступлений выявлено в органах власти и управления. Но выявить — не значит наказать. В 2000 году по материалам Счетной палаты было возбуждено 4 уголовных дела, в прошлом году — 274.

Но вернемся к делам бюджетным. Принятый Государственной Думой сразу в трех чтениях закон, касающийся изменений таможенного тарифа для нефтяных экспортеров, не встретил противодействия и в Совете Федерации. Речь идет о корректировке налогообложения в нефтяной отрасли. Налоговая нагрузка не меняется в том случае, если цены на нефть находятся на уровне 18 долларов за баррель, незначительно меняется при 20 долларах, и лишь при высоких ценах появляются дополнительные доходы бюджета. Так, при цене 24 доллара “приварок” составит 900 млн долларов, при 27 долларах — 2 млрд, при 30 долларах — 3,3 млрд долларов. Предполагаемые дополнительные доходы пойдут в Стабилизационный фонд. Средства в него собирают в ожидании “судного дня”, который настанет при падении цен на “черное золото”. Ну а пока посильную материальную помощь Россия оказывает Западу, размещая деньги фонда в гособлигации зарубежных стран.

Итак, изымая часть сверхприбыли нефтяных экспортеров, правящая элита не находит в себе политической воли вложить эти средства ни в рост потребительского рынка — в пособия беднякам и нищим, ни в будущее страны — в образование и науку. Даже “матросский сиделец” Михаил Ходорковский в этом смысле был более дальновидным, когда направлял часть денег ЮКОСа для компьютеризации образовательных учреждений. Открытыми остаются вопросы: этично ли ставить эксперименты на людях или политика и мораль вещи принципиально несовместные?..

2004

Все публикации
комментарии:0