Лидия Сычева: публицистика

Когда мигранту сладок “дым Отечества”…

“Ценности — абстрактны, цены — конкретны”, — утверждал в свое время известный афорист Габриэль Лауб. Действительно, нет более абстрактной ценности, чем человеческая жизнь. Любопытно, что в эпоху “застойного” социализма (для большинства населения несравненно более благополучного времени, чем нынешнего) идеологические работники активно насаждали лозунг “Все для блага человека”. В нынешнее времечко торжества безбрежного либерализма можно вывести другой девиз: “Все для блага рынка”. То есть права личности есть, по сути, “стоимость” этой личности в сложной системе саморегулируемого “базара”. Зато в таких условиях абстрактная ценность — человеческая жизнь — приобрела вполне конкретную цену. Причем “прейскурант” разнится в зависимости от обстоятельств. “Цена” матроса с “Курска” и его сверстника, погибшего в ходе “антитеррористической операции” на территории Чечни, разная. Жизнь жертв авиакатастроф тоже оценивается не одинаково...

Эти наблюдения подтвердила ратификация в Совете Федерации соглашения между правительствами России и Украины. Речь шла об урегулировании претензий, возникших после воздушной катастрофы в октябре 2001 года, когда украинские ПВО в ходе учебных стрельб сбили ракетой наш пассажирский самолет, выполнявший рейс “Тель-Авив — Новосибирск”. Погибли 78 человек, граждане России и Израиля. “Первоначально Украина собиралась выплатить суммы в пределах 15—20 тысяч долларов за жертву”, — заявил на заседании Валерий Лощинин, статс-секретарь первого заместителя министра иностранных дел. Но в переговорном процессе активно участвовала израильская сторона, и в результате “цена жизни” поднялась в 10 раз — родственники погибших получат по 200 тысяч долларов. Для сравнения: за жертв ливийского самолета, сбитого Израилем в 1974 году, выплачивалось по 30 тысяч долларов, а в случае с башкирским самолетом выплаты предусматриваются от 100 до 150 тысяч. Соглашение ратифицировано, и теперь украинская сторона должна передать России 7 млн. 809 тысяч долларов. Деньги распределят между родственниками погибших.

Любопытно, что в эпоху торжества рынка, когда даже у человеческой жизни в определенных обстоятельствах появляется вполне реальная цена, в России сохраняется довольно большая зона, находящаяся за пределами либеральных принципов организации общества. “За все надо платить”, — твердят гражданину день и ночь, подразумевая, что за образование, отдых, здравоохранение, воспитание детей и прочие социальные радости надо выкладывать кругленькую сумму из собственного кармана. Бесплатен только “законодательный брак”. За “дырявый закон”, в прорехах которого пропадают деньги избирателей, парламентарий не отвечает личным рублем.

Конституционный Суд пришел к выводу: Центризбирком был незаконно наделен исключительной компетенцией. У ВЦИКа существовала возможность сразу обращаться в Верховный Суд, если в ходе голосования отмечались множественные нарушения. Теперь, с одобрением изменений, справедливость восстановлена. Но возникает вопрос: если прежний закон неконституционен (то есть перед нами типичный “брак”, принятый второпях), то кто будет нести судебные издержки? Конституционный Суд на эту тему высказался так: самое страшное, что ждет члена Федерального Собрания за вольный или невольный “парламентский грех”, это непереизбрание или непереназначение. Продолжая логическую цепочку, заметим, что “удобную” для законодателей Конституцию одобрил в 1993 году сам народ. Так что с точки зрения формальной демократии, в стране всё нормально.

“Группа из трехсот таджиков, прибывших по фиктивному разрешению, была задержана милицией в Омске. Затраты на содержание и депортацию составили два с половиной миллиона рублей. При наличии поста эмиграционного контроля их можно было бы остановить еще при попытке въезда в Россию” — такую историю поведал Александр Чекалин, замминистра внутренних дел — начальник Федеральной миграционной службы. Россия стала гигантским “проходным двором”, базар-вокзалом, и точный портрет современного мигранта не смог воссоздать даже высокий правительственный чин.

Два года назад число незваных гостей-нелегалов перевалило за 5 миллионов человек, ныне у нас 4 миллиона иностранцев, чей правовой статус не определен. “По нашим подсчетам, — заявил Александр Алексеевич, — полное налогообложение в вопросах трудовой миграции позволило бы иметь доход в 50 миллиардов рублей, а прибыль от пошлины могла бы составить 12 миллиардов”. Разумеется, эти деньги оседают не в карманах работяг — таджиков или узбеков, ищущих свое счастье вдали от исторической родины. Зато умножаются состояния “бизнесменов”, которые уходят от налогов и ввергают бесправных нелегалов в нечеловеческие условия существования. В прошлом году наказали 15 тысяч таких “предпринимателей”, наживающихся на чужой беде. Но ущучить работодателя за миграционный беспредел можно лишь на символическую сумму — одну тысячу рублей... Вот такая весьма интересная информация к размышлению на тему “цена человеческой жизни и цена закона”.

А. Чекалин признал, что миграционно перегруженными являются южные и центральные регионы, 13 городов-миллионников. Усиливается китайская экспансия в приграничных районах Сибири и Дальнего Востока. Тем удивительнее “кадровая политика”, проводимая, допустим, в Приморье. В крае официально зарегистрированы как безработные 4 тысячи строителей, специалистов торговли и питания. Между тем местный департамент занятости согласовывает привлечение трех с половиной тысяч строителей из Китая и Кореи, а также двух тысяч китайцев для работы в торговле и общепите. Сходная ситуация и в Хабаровском крае. При наличии двух тысяч собственных безработных в сферу торговли и питания привлекаются две тысячи шестьсот китайцев. Как говорится, “мы все изгнанники и на родине”...

Между тем наши пронырливые соседи-китайцы не всегда ведут себя в “стране пребывания” наподобие безответных овечек. В прошлом году возбуждено более 700 уголовных дел об умышленном поджоге леса. Враги природы учитывают, что “горевик” оформляется по дешевке, так что “дым Отечества” им и сладок, и приятен. Именно через китайские пункты приема легализуется скупка краденого леса. “Лесные короли”, чувствуя свою автономность в России, двигаются по пути создания самочинных “полиций”, которые ведут скорую расправу среди соотечественников и даже создают импровизированные тюрьмы. Китайские, корейские, вьетнамские “администрации” возникают и в сфере торгового бизнеса. В целом в минувшем году иностранцами на территории России совершено 40,5 тысячи преступлений.

Замминистра отметил, что введение миграционных карт способствует выводу нелегалов из тени. В прошлом году за разрешением на использование иностранной рабочей силы обратились 25 тысяч предпринимателей, что в 4 раза больше прежних показателей. В результате сумма госпошлины возросла более чем на полтора миллиарда рублей. А. Чекалин сформулировал свои пожелания законодателям: “Для нас важны изменения в законопроект о правовом положении иностранных граждан в России, который бы более четко регламентировал трудовую деятельность инвесторов, ключевого персонала предприятий с иностранными инвестициями, персонала компаний и фирм, аккредитованных в стране, возрастного ценза и сроки трудовой деятельности граждан”.

Сколько иноземцев находится сегодня в России? Ныне ни одному ведомству эта цифра не известна. О ней можно только догадываться. Так, миграционной картой уже воспользовались 14 миллионов гостей. К январю 2006 года работа над центральным банком иностранных граждан должна быть, по словам А. Чекалина, завершена.

А тем временем  старый политический лозунг “Наш дом — Россия” для некоторых гонимых из СНГ русских и нынче звучит как издевательство... А. Чекалин заметил, что проблема действительно актуальна и для предоставления элементарного жилья требуется около 220 тысяч рублей, так что все в руках законодателей — 870 миллионов в бюджете-2005 могло бы решительно поправить дело.

Стоимость жизни постоянно растет, но спрос на нее падает - Россия движется к очередному демографическому провалу. Нам необходимо около 11 миллионов рабочих рук. Где же их взять? Если подходить с точки зрения чисто экономической (рыночной), для правительства гораздо дешевле привлекать готовых работников, чем растить своих собственных. Правда, на зубья от этих граблей наступила уже не одна благополучная западная страна. Несмотря на ударную рекламу “толерантного образа жизни” и общий курс на создание “унифицированного сознания”, национальный вопрос не рассасывается, а сильные государства в меру возможностей отстаивают интересы своих народов.

Но мы такие: у нас перемены к лучшему свершаются столь часто, что ничего хорошее не успевает толком прижиться.

2004

Все публикации
комментарии:0