Общество, экономика, культура

Система образования Чечни в 2000 году

Каждый человек, двигаясь по тернистым жизненным тропам, не только осваивает вокруг себя социальное пространство, но и невольно ищет защиты от него, интуитивно или вполне осознанно выбирает путь самосохранения.

Защита, по Далю, “всякая вещь, предмет, скрывающий, охраняющий, ограждающий кого или что; оборона, охрана, щит, скрывище”.

Задумаемся: что же является таким щитом для отдельного человека, народа, государства? Исторический опыт показывает, что пути только два - либо варварство, либо культура, важнейшей частью которой является образование.

Вспомним ужасающие телекадры: взорванные дома в Москве. Замученные чеченскими боевиками пленники. Отрезанные головы иностранцев. Варварство дает временную (и не такую уж короткую) “соцзащиту” его носителям. Но человек в этом случае перестает быть человеком. Он словно переходит в другой “разряд”, ставит себя вне закона. Культура же, образование, как показывают события последних лет, самый надежный и верный способ жизненной устойчивости как индивида, так и государства.

Свежий пример: на прошлой неделе состоялась расширенная коллегия Минобразования с участием Минздрава. Рассматривали вопрос “О программе мер по восстановлению системы образования в Чеченской республике”. В ходе обсуждения выяснилась интересная вещь: оказывается, по числу лиц с высшим образованием чеченцы занимали последнее место среди титульных народов республик Северного Кавказа (данные всесоюзной переписи населения за 1989 год). Если соответствующий общий показатель составлял 113 человек на тысячу, то у чеченцев он был равен 45. Значительное отставание и по численности студентов на 10 тыс. населения - 142 человека против средних по России 198. Чего уж говорить о научных работниках - их было в пять раз меньше, чем среди народов Северного Кавказа.

Создалась уникальная ситуация - очень небольшой слой профессионально образованных людей с большими амбициями (Дудаев со товарищи) и одурманенные “массы”, руководствующиеся не знаниями, а эмоциями. Прибавим к этому тогдашнюю ситуацию в России,  когда значительной ревизии подвергались гуманитарные дисциплины, а их носители были на государственном уровне объявлены несостоятельными. Щит знаний оказался расколотым. В результате  мы имеем то, что имеем - две чеченские войны, до сих пор неопознанные трупы в Ростове и “программу мер”...

Программа,  рассчитанная на 2000 год, предусматривает восстановление всех звеньев системы образования республики. Её “цена” - 1161,3 млн.руб. Деньги - наши с вами. Тосковать о них не стоит - не мы их делим, мы их зарабатываем. А вот подсказать кое-что государственным “программистам” хочется. На коллегии зашел вежливый спор - сливать чеченский пединститут с грозненским университетом или не сливать? Чеченцы стояли на том, чтобы оставить всё как есть. Министр вежливо давил: разве вы не хотите, чтобы учителя выходили с университетским образованием?

Смысл университетского образования  укладывается в схему: человек - наука, человек - мироздание. Смысл педобразования: человек - общество, учитель - ученик. Педвузы - инструмент сегодняшнего воздействия государства на общество, университеты - фундамент будущего развития. “Коня и трепетную лань” нет смысла впрягать в одну телегу, пусть даже это на первый взгляд и кажется “экономичным”. Каково-то будет седоку в такой повозке?!

Образование - любое, и школьное, и педвузовское, и университетское должно быть избыточным. Но университетское образование - “избыточность” на государственно-национальном уровне. Большевики-ленинцы отправляя в интернаты, рабфаки и институты представителей малых народов Севера, это хорошо понимали. Для того, чтобы пасти оленей, знания о Древнем Царстве Египта совсем не обязательны. Но это не значит, что такие знания не нужны вовсе...

Вывод, к которому пришли участники коллегии, особенно те, кто побывали в Чечне, один - республику надо учить, переучивать и приобщать. К культурным ценностям, нормальной жизни и человеческим отношениям. Хорошо было бы распространить опыт этой плодотворной и слаженной работы на все остальные 88 субъектов Российской Федерации.  У нас ведь редкая губерния не имеет своей “Чечни” - полуспитые деревни, закрывающиеся (не от войны, правда) школы, дети-бомжи, не видевшие учебников по нескольку лет. Если Россия хочет чувствовать себя социально-защищенной от перенаселенных Китая  и Японии (Восток) и от жаждущего расширения НАТО (Юг, Запад), то ей надо быть здоровой и образованной. Впадая в “варварство”, мировому сообществу, мы, конечно, влетаем в копеечку и большую, чем “программа мер”. Но это - слабое утешение...

                                                                     

Статфакт

Сейчас в Чеченской республике не работают 267 школ (в том числе 53 школы и 4 специнтерната в Грозном), все учреждения профессионального образования, все вузы.

12 школ и педагогическое училище в Гудермесе восстановлению не подлежат.

Статфакт 

В освобожденных районах в 183 школах учатся 142,4 тыс. детей (списочный состав на 1 сентября 1999 года 185,5 тыс. учеников). Из 13745 учителей приступили к работе более 10 тыс. человек.

Статфакт

За период 1995-1999 гг. кандидатские диссертации защитили 14 представителей Чечни, докторские - 5. Защита проходила в московских вузах.

2000

            Лидия АНДРЕЕВА

Все публикации
комментарии:0