Лидия Сычева: о книгах

Когда критик впереди писателя

Когда критик впереди писателя

Обсуждение книги К. Кокшеневой “Революция низких смыслов”

ЦДЛ, Малый зал, 4 февраля 2002 г.

 Лев Николаевич Толстой, как известно, не жаловал критиков. В своей работе “Что такое искусство?” он, в частности, писал: “Критики - это глупые, рассуждающие об умных”. И далее: “Главный вред критиков состоит в том, что, будучи людьми, лишенными способности заражаться искусством... критики обращают внимание и восхваляют рассудочные, выдуманные произведения, и их-то выставляют за образцы, достойные подражания”.

Впрочем, такой радикализм суждений не мешал Льву Николаевичу время от времени браться за критические работы... Как бы мы не относились к критикам, нужно признать, без них литературный процесс был бы неполон. А учитывая то, что занятия серьезной литературой ныне дело убыточное и бескорыстное, поблагодарим прежде всего К. Кокшеневу за то, что она тратит время, силы и деньги на этот неблагодарный труд. Толковых, отважных, образованных, пишущих и читающих русских критиков у нас сегодня немного.

Теперь о книге. Автор пишет преимущественно о своем поколении прозаиков, “об опыте моих сверстников, ставших русскими”. Но быть русским литератором ныне - это не значит принадлежать (номинально) к какому-либо лагерю, поругивать евреев или пить горькую, имитируя этим “русский бунт, бессмысленный и беспощадный”. Быть русским писателем сегодня, это значит, на мой взгляд, прежде всего нести высокий нравственный идеал в жизни и творчестве. К. Кокшенева пишет: “Русский писатель не может не ставить проблему идеала - особенно сегодня, когда идеалы выступают как ориентиры, как опоры и точки устремлений... Идеал нужен затем, чтобы соотнести идеал с национальной действительностью. Чтобы видеть их конфликт, расхождение, или, напротив, присутствие, слиянность. Идеал и дает возможность смотреть на жизнь и литературу трезво и умно”.

Я думаю, что и русский критик, да и всякий нормальный человек, читатель,  не может не ставить перед собой проблему идеала. В поисках духовной высоты К. Кокшенева обращается к поколению “новых”, “восьмидесятников”, как она их называет. Имена и произведения этих писателей есть в книге. Критик пишет: “Их литература не бежит от описания всех соблазнов и искушений опустошающего опыта - соблазна деньгами, насилием, продажей себя газетно-рекламной свободе и изобилию, отказом от тревожащейся совести”. И далее, с внутренним вздохом: “Однако нынешний герой - негероический”.

Мне кажется, что не в негероическом герое дело здесь. Просто критик, женщина К. Кокшенева, зачастую оказывается более последовательной и в жизни, и в творчестве, чем многие из тех русских писателей, мужчин, творчество которых она описывает со знаком “плюс”. Критик искренне пытается найти в их произведениях достоинства, которыми они иногда и не обладают. “Ах обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад”. Критик зачастую оказывается впереди писателя - он своим разбором как бы дает романисту или рассказчику идеал, ту самую вершину, которую надо иметь в поле зрения, когда садишься за письменный стол... Потверже надо быть, господа писатели-мужчины! - это я уже от себя говорю. А то в трудную минуту и опереться не на кого. Не то, что физически, но духовно хотя бы.

И последнее. Все мы, конечно, понимаем, что образное искусство самое высокое, что образность всегда победит рассудочность. Некоторые статьи в этой книге написаны на очень высоком духовном настрое, с чувством (ну, а умение рассуждать, думаю, у Капитолины Антоновны, никто не оспорит), и вот это слияние - чувства и мыслит - рождает образ, забирает читателя. Такие статьи будут жить долго... Я искренне желаю автору новых книг, новых удач творческих, красоты и семейного счастья.

Все публикации