Культура, общество, политика

«Металлург» Владимир Потанин. Часть 1.

«Металлург» Владимир Потанин. Часть 1.

У каждого олигарха есть своя империя. Есть она и у Владимира Потанина. Правда, от Кремля, от властей Потанин находится, конечно же, подальше, чем иные, — хотя, как сказать... Это чисто внешняя видимость. Тайные же пружины, внутренние связи, скрытые от посторонних глаз, чаще более существенны. Вот и в данном случае Потанин — это протеже, вернее дите, не лейтенанта Шмидта, а Анатолия Чубайса…

Он — игрок. Любит шахматы, горные лыжи. Одно время под влиянием Ельцина потянулся к теннису, но ненадолго, а увлекся футболом. В «Лужках», своем поместье, создал рукотворную горнолыжную трассу, на зависть многим. Устраивает футбольные турниры, при этом официанты дежурят на краю поля с фужерами шампанского. Арендует и зал на стадионе «Динамо», где проводит иногда матчи против других команд. Бегает олигарх за мячом самозабвенно, порой и голы забивает, но футболист Потанин уступает бизнесмену Потанину. Бизнесмену с глобальным подходом.

…Его звезда взошла не сразу, хотя судьба хранила — родился в семье влиятельного человека в бывшем СССР — торгпреда в Новой Зеландии. После окончания МГИМО и прихода в 1983 году в «Союзпромэкспорт» Министерства внешней торговли Советского Союза, Владимир Олегович семь лет пребывал на рядовых должностях — инспектора, старшего инженера в фирмах «Удобрения» и «Руда». Последняя торговала цветными металлами и редкими полезными ископаемыми. В 1991-м стал президентом внешнеэкономической ассоциации «Интеррос» (с 1994 года — финансово-промышленная группа «Интеррос»), занимавшейся вывозом продукции с высоким экспортным потенциалом. Активно поддерживаемый руководством МВЭС и, в частности, заместителем министра В. Шилиным и начальником отдела валютно-экспортных операций Международного банка экономического сотрудничества при СЭВе М. Прохоровым «Интеррос» в короткое время стал на ноги. В 1993-м Потанин уже президент «ОНЭКСИМбанка», в 95-м попал в поле зрения Ельцина и его команды.

…31 марта, 1995 года утром к Белому дому лихо подкатили три бронированных лимузина. Из них вышли банкиры Потанин, Ходорковский и Смоленский, поднялись к премьер-министру Черномырдину, которому, по совету своего патрона Анатолия Чубайса, от имени «тройки» Потанин сделал предложение: «Кредиты против акций». Банкиры предоставляют правительству заем в 9 трлн. рублей (1,8 млрд. долларов) в обмен на передачу во временное управление акций государственных предприятий. Государство в этой схеме напоминало не то дойную корову, не то змею, пожирающую свой хвост. Во всяком случае, это означало то, что правительство шло в услужение. И той, и другой стороне, было понятно, что предприятия государству уже не вернутся.

Потанина заметили на Олимпе власти, о нем заговорили в ближайшем окружении Ельцина. Накануне президентских выборов 1996 года пересказывали его заявление: «На выборах буду голосовать за Ельцина. Эта власть заслужила того, чтобы бизнесмены за нее голосовали. Я не вижу другой фигуры, вокруг которой могли бы объединиться некоммунистические силы».

Он внес весьма существенной, вклад в победу Ельцина и получил по заслугам — 15 августа 1996 года Б. Ельцин назначил Потанина первым вице-премьером правительства России. Это назначение было неожиданным разве только для простых россиян.

Читаем прессу: американский журнал «Бизнес уик», № 12, 1996 г.:

«Потанин — это наиболее влиятельный человек в России. Его группе, в частности, принадлежит 38 процентов акций комбината «Норильский никель», 26 процентов акций «Пермских моторов», 26 процентов акций «ЗИЛа»: а также большие доли в нефтяной и металлургической промышленности плюс недвижимость. Этот конгломерат очень тесно связан с Кремлем».

Стремительный взлет «ОНЭКСИМбанка» и его главы вызывает немало вопросов. Потанин не торговал цветами, как Чубайс, или автомобилями как Березовский, не продавал подобно Боровому шубу жены, для накопления первоначальной суммы, не пошел и по пути Ходорковского, который занимался хозрасчетными проектами и молодежными инициативами... Так откуда же деньги, Зин? Откуда первоначальный капитал бизнесмена?

Ходят различные версии, пытающиеся объяснить удивительные, даже в российских условиях, темпы роста потанинской империи, за несколько лет шагнувшей из небытия к вершинам финансовой власти. Есть миф, будто средства «ОНЭКСИМа» из сейфов компартии. Но даже Гайдар, со своими американскими пинкертонами, клюнувший было на эту наживку, не смог ни за что уцепиться. Бытует предположение, что — первоначальными финансовыми источниками «ОНЭКСИМа» являются накопления советских внешнеэкономических организаций, размещенные предприимчивыми руководителями в западных банках, и в последующем запущенные в оборот. Пожалуй, ближе всего к истине утверждение, что в эпоху распада СССР «киты» советской внешней торговли, создав сонмище всевозможных СП, провели ряд удачных операций по продаже сырья, военной техники и таким образом заимели деньги.

В руки автора попал подготовленный явно конкурентами «ОНЭКСИМбанка», но без указания на исполнителя, собственно без каких-либо выходных данных и адреса, объемный аналитический доклад. Почти на ста страницах изложена вся подноготная империи Потанина. Полистаем этот любопытный документ.

Касаясь истории «ОНЭКСИМбанка», в нем отмечается, что, почувствовав скорый распад СССР, и ненужность в этой ситуации «Внешэкономбанка» СССР («ВЭБ»), внешторговцы при участии иностранных партнеров учредили Международный московский банк («ММБ»), куда перевели значительную часть своих счетов. Другая часть активов досталась «Внешторгбанку» России («ВТБ»). «ВЭБ» в то время представлял гибрид коммерческого банка и государственного учреждения, что и привело его к краху в декабре 1991 года, когда государство фактически «залезло в карман к клиентам банка и не захотело потом вернуть им деньги».

Получив лицензию «ММБ» начинает «перетягивать» к себе из ВЭБа на обслуживание внешнеторговые объединения и к началу 1993 года становится третьим банком России по сумме активов, опережая «Сбербанк», уступая только «Внешторгбанку» и «Россельхозбанку». Капитал «ММБ» был поделен между российскими и иностранными собственниками в пропорции 2:3. «ВТБ» — стал полностью государственным банком. Таким образом, крупные внешнеторговые фирмы — крупнейшие вкладчики этих банков, — не могли рассчитывать на приобретение контроля над указанными структурами. Отсюда в недрах министерства внешнеэкономических связей родилась идея создания собственного коммерческого экспортно-импортного банка, в котором внешторговцы не только бы хранили деньги, но и полностью управляли его деятельностью. Идею материализовали, поставив во главе молодых, надежных ребят — Потанина, Прохорова, Хлопонина...

20 января 1993 года тогдашний министр финансов Борис Федоров направляет председателю Центрального банка Виктору Геращенко письмо, в котором, в частности, говорится:

«...Принимая во внимание необходимость создания действенных институтов, способных стать гарантом выполнения государственной валютной политики на уровне коммерческих структур, а также учитывая заинтересованность крупных российских внешнеэкономических объединений выступать учредителями нового банка.., считаю целесообразным поддержать создание Национального экспортно-импортного банка (ОНЭКСИМбанк») России и прошу Вас, со своей стороны, принять меры к скорейшей его регистрации».

Геращенко не стал спорить с министром финансов, хотя мог и возразить — существовал ведь «ММБ», в который по разным оценкам перешло от 30 до 50 процентов клиентов «Внешэкономбанка». Перед получением генеральной лицензии первый замминистра внешнеэкономических связей Олег Давыдов направляет письмо Виталию Хохлову — председателю правления Международного банка экономического сотрудничества (МВЭС — бывшего сэвовского банка) — с ходатайством «по возможности оказать содействие в предоставлении площади» для «ОНЭКСИМБанка». Просьбу, естественно, удовлетворили. 20 апреля 1993 года зампред ЦБ РФ Куликов вручает новому банку генеральную лицензию, дающую право вести все банковские операции.

«ОНЭКСИМ» отдали не в случайные руки. Несколько ранее команда молодых специалистов во главе с Потаниным при поддержке опытных «зубров» создала Международную финансовую компанию, получившую от правительства в виде одного из немногих исключений, банковскую лицензию № 2 от 22.07.92 года (позже МФК преобразована в банк). В «МФК» были переброшены из «МВЭС» активы, составившие, по одним данным, от 300 до 400 млн. долларов США, по другим — 2,4 — 2,5 млрд. и основные клиенты Международного банка экономического содружества. До лета 97-го этот банк активно работал с долгами иностранных государств, в том числе — ливийскими и иракскими. Небезынтересно отметить, что с конца мая 1997 года МФК возглавлял бывший первый заместитель министра финансов РФ Андрей Вавилов, а с октября того же года американец Борис Йордан.

1992 — 1993 годы, помимо всего прочего, ознаменованы повышением роли в торговле лидеров сырьевого, прежде всего, топливно-энергетического комплекса. Крупным экспортерам энергетического сырья пришлось интегрироваться в общую систему ТЭКа, что привело к значительной перегруппировке капитала, в ходе которой чисто спекулятивные структуры биржевого типа оказались «отодвинуты» банковскими группировками. Особое место в данной системе и занял «ОНЭКСИМбанк», презентация которого состоялась 15 декабря 1993 года в гостинице «Метрополь». Благодаря своей близости к властям, «ОНЭКСИМ» очень быстро получил все мыслимые «степени уполномочения». Он становится официальным дилером по ГКО и платежным агентом по облигациям внутреннего валютного займа, агентом правительства Российской Федерации, правительства Москвы по обслуживанию централизованных внешнеэкономических связей. После выпуска в обращение казначейских обязательств в 1994 году «ОНЭКСИМбанк» — уполномоченный депозитарий и платежный агент по ГКО. Год спустя — уполномоченный банк Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве), уполномоченный банк правительства России по Чечне и уполномоченный банк Госкомимущества. Помимо этого становится одним из восьми учредителей Межбанковского кредитного союза — организации, которая выполняет роль основного посредника между российским государством и иностранными покупателями ГКО.

В феврале 1995 года «ОНЭКСИМбанк», компания «НИКойл», «Bank of New York», ЕБРР и Международная финансовая корпорация учреждают крупнейшую в России регистрационную компанию с уставным капиталом в 20 млн. Долларов США. Вместе с Борисом Йорданом, ранее возглавлявшим российскую дочернюю компанию «CS First Boston», «ОНЭКСИМбанк» участвует в создании крупного инвестиционного банка «Ренессанс-Капитал», а затем заключает соглашение в области кредитования, гарантирования и страхования экспортно-импортных операций с Российским экспортно-импортным банком. В ноябре заместитель председателя «ОНЭКСИМбанка» Владимир Рысин входит в Совет директоров депозитарно-клиринговой компании, завершив таким образом операцию банка по укреплению позиций во всех структурах российского фондового рынка. К перечисленному прибавим создание компании «СТБ-Россия» — крупнейшего проекта в области расчетов с помощью пластиковых карт, организацию финансово-промышленной группы «Интеррос», открытие дочерних банков в Швейцарии, Голландии, Белоруссии, 5 филиалов в России, и, наконец, реализацию идеи кредита правительству под залог федерального пакета акций приватизированных предприятий.

Изумляет легкость, с которой Потанин осуществил все эти грандиозные проекты. Впрочем, чему тут удивляться? Поводырем его по темным коридорам рыночных отношений были министр финансов Борис Федоров и правая рука Ельцина Анатолий Чубайс. Совсем ведь не случайно загородный дом Потанина на Истринском водохранилище — рядом с чубайсовским. Журналисты, посетившие олигарха, рассказывают: «Уже за несколько километров до поселка вам становится понятно, нежатся ли в данный момент Потанин с Чубайсом на солнышке или же считают деньги в Москве. Вооруженная охрана блюдет дорогу от самого Ново-Иерусалимского монастыря. По рациям передаются номера машин, приближающихся к Зоне, проехать к водохранилищу можно лишь по спецпропуску. Дабы не нарушать покой начальников, вход через пропускной пункт закрыт с 11 вечера до 6 утра. Когда Владимир Потанин и Анатолий Чубайс выходят в «море» на яхтах или катаются на водных мотоциклах, часть озера перекрывают охранные катера».

Первое время Потанин действовал как партизан — держался позади других, не стремился к рекламе, предпочитая личные связи и выяснение отношений «под ковром», — позже, видимо, пройдя школу Чубайса и Березовского, стал действовать напролом. Характеризуя его, журнал «Коммерсант» приводил слова, якобы принадлежащие старому знакомому олигарха: «В Потанине есть что-то пугающее. Будь на его месте кто-либо другой, его можно было бы назвать бульдогом. Однако он эмоционально беден и поэтому скорее ассоциируется с механизмом, целеустремленным и беспощадным, не сметающим, а просто отодвигающим в сторону все препятствия на своем пути».

Впервые некоторые итоги деятельности «ОНЭКСИМбанка» и «МФК» — были обнародованы 1 июля 1994 года в списке 100 крупнейших банков России. Тогда загадочный для многих АКБ «МФК» сразу занял 11-е место по сумме активов (2,16 трлн. рублей), а «ОНЭКСИМбанк» отстал на три места (1,78 трлн. рублей). Однако уже к середине 1995 года активы последнего превышали активы «МФК» в полтора раза, а к августу 98-го он был четвертым российским банком.

С самого начала «ОНЭКСИМ» стал работать в основном с клиентами, участвующими в государственных программах внешнеэкономической деятельности, что и обусловило его статус как агента правительства России в обслуживании централизованных внешнеэкономических связей. Интересно, что в их число входили в первую очередь, перспективные предприятия, такие, как «Агрохимэкспорт», «Зарубежнефть», «Машиноимпорт», «Общемашэкспорт», «Продинторг», «Разноимпорт», «Севрыбофлот», «Союзплодинторг», заводы «ЛОМО», «Пермские моторы», Новолипецкий металлургический комбинат, «Норильский никель», АО «Фосфорит», «Химволокно», «Азот» и др.

Потанинская команда «прихватывала» к банку все, что можно, формируя свою империю «внавал», поэтому его «хозяйство» получилось универсальным — два банка, финансовая группа, промышленная корпорация, масс-медиа-группа. Впрочем, оба потанинских банка — как бы сдвоенная структура, объединенная по интересам к управляющей верхушке.

В империи Потанина к 1998 году было около 200 больших и малых предприятий, на него работало более 300 тысяч человек. По оценкам зарубежных СМИ, стоимость всех компаний оценивалась в 35 — 40 млрд. долларов, а его личное состояние — в 3 млрд. долларов.

Продолжение


Автор: Александр Черняк
Все публикации
комментарии:0

Blowjob
Threesome
Orgy
Anal
Creampie
Blowjob
Orgy
Creampie
Anal
Threesome
Threesome