Культура, общество, политика

«Металлург» Владимир Потанин. Часть 4.

«Металлург» Владимир Потанин. Часть 4.

Контроль над «Связьинвестом», как отмечали многие СМИ, особенно выгоден был Потанину для укрепления своих позиций. Тем более, что получило широкую огласку его заявление, сделанное на одной из дружеских «тусовок», где он скромно объявил себя единственным достойным претендентом на пост президента на будущих выборах. Так это или иначе, но «ОНЭКСИМ», став хозяином «Связьинвеста», получил возможность влиять на работу телекомпаний, в частности «ОРТ» и «НТВ».

Прочные связи «наверху» позволяли Потанину проводить довольно агрессивную финансовую политику. Июльское (1997 год) заявление председателя Центрального банка Дубинина о том, что некие банки сумели украсть у государства почти полмиллиона долларов, сенсацией не стало. Средства массовой информации тут же предположили, что речь идет об «ОНЭКСИМбанке». Комбинация, разыгранная им, стоила государству 231 млн. долларов. А все началось с того, что в начале февраля 1997 года, когда уже стало ясно, что в правительство придут новые люди, а Потанину кресло в новом кабинете не светит, он, еще будучи первым вице-премьером, разрешил выделить ВПК «МАПО» средства под поставку в счет кредита правительству Индии истребителей Миг-29 «из расчета 0,75 валютной стоимости контракта». Документ пошел в адрес первого заместителя министра финансов Андрея Вавилова. Впоследствии он возглавил дочернюю «онэксимовскую» Международную финансовую компанию.

Договор между Минфином и «МАПО» подписан 17 февраля. Министерство финансов направило предприятию валютные облигации. По подсчетам специалистов, комбинация по покупке валютный облигаций принесла «МФК» не менее 5 процентов от суммы контракта. Знающие люди говорят, что потанинская команда умудрилась посредством несложной операции субсидировать средства из госбюджета для получения в залог акций «Норильскго никеля». И это не единственный факт вот такого «использования», государственных средств «ОНЭКСИМбанком».

Следует сказать и о специфической роли — связке «ОНЭКСИМ» — «МФК» в операциях, осуществленных на российском финансовом рынке структурами, подконтрольными иностранному капиталу. В 1992 — 1993 годах Российский центр по приватизации при правительстве РФ возглавляли американец Брюс Гарднер (директор Центра) и уже упоминавшийся его соотечественник эксперт Борис Йордан (1 октября 1997 года назначен председателем правления «МФК»). Последний в те же годы возглавлял в Москве дочернюю фирму банка (Кредит Сиксс Ферст Бостон» (КСФБ), входящего в империю Мелокко.

Борис Йордан выходец из семьи эмигрантов, перебравшихся в США из России еще в 1917 году. Не преминет заметить, что его дед был членом российского правительства Столыпина. По образованию Йордан политолог, но выдает себя за экономиста. В 26 лет консультировал российских правителей Гайдара, Чубайса. «Новая газета» (№ 47, 99 г.) отмечала, что, по утверждению депутатов Госдумы, он связан с ЦРУ, и американские магнаты, подкинув деньжат, снарядили его в Москву в качестве своего связника. Он быстро сошелся с Чубайсом и заменил кадровых разведчиков, А. Шлейфера и Д. Хея, работавших в Госкомимуществе и помогавшим железному Толику проводить приватизацию. Йордан сделал невозможное — скупил 17 млн. ваучеров, т.е. каждый восьмой вышедший из ведомства Чубайса. В 1994 году на Новолипецком металлургическом комбинате приобрел 17 процентов акций всего за миллион долларов, потом вместе с Потаниным увеличили пакет до 40 процентов. Правда, контроль им над предприятием получить не удалось, на их пути встали братья Черные, поддерживаемые первым вице-премьером России Олегом Сосковцом.

Будучи гражданином США, Йордан, как уже говорилось, возглавил российский банк «МФК», что по нашим законам нельзя было делать. Одно время он хотел купить 8,5 процента акций «РАО ЕЭС», но помешал тогдашний руководитель Дьяков. Словом, Борис Йордан занимал в потанинской империи одно из первых мест. В 95-м Йордан создал группу «Ренессанс-капитал» (головная группа зарегистрирована в США, в Англии зарегистрирована «РК-ЛТД», учредившая вместе с «МФК» российское ЗАО). В группу входят две офшорные фирмы на Кипре, что создает возможность перекачки российских денег за рубеж. Позже на месте «Ренессанса» Йордана появилась фирма «Спутник».

Но вернемся к Потанину. Глядя на Гусинского и он обзавелся газетной империей: переманил из «Коммерсанта» более 50 журналистов и открыл газету «Русский телеграф», а также весьма влиятельный журнал «Эксперт». В 1997 году купил две ведущие газеты России — «Известия» и «Комсомольскую правду». Подбирал ключики к «Московским новостям», которым предлагал значительную финансовую помощь, но сделка не состоялась, ибо, во-первых, на его пути стоял столичный мэр Лужков, да и более привлекательными оказались периферийные газеты. Потанинский издательский дом «Проф-медиа» кроме указанных изданий выпускал более 70 региональных и рекламных изданий — в их числе «Экспресс-газету», «Антенна», — а также имеет полиграфические предприятия, оптовую и розничную дистрибьютерную сеть. Однако у группы Потанина не было электронных СМИ, не считая «Радио плюс». Именно этим, видимо, следует объяснить неуемные желания приобрести «Связьинвест». Правда, масс-медиа — дорогое удовольствие. Пришлось Потанину вскоре прикрыть «Русский телеграф» и вкладывать деньги в «Известия», которые чуть было не пошли прахом, во всяком случае, отпочковались «Новые Известия». Не смог он полностью удержать в своей узде и «Комсомолку». Что тут сказать? Разве что вспомнить поговорку: «Эх, легко неслись бы наши кони, если бы им не рвали удила!»

Откровения В. Потанина: «Мне интересно, может ли медиа-бизнес быть бизнесом. И я думаю, что да. Он не может быть очень доходным, потому что сильно ограничен рекламный рынок, потому что несовершенна система доставки и прочее, но доход он приносить может. В частности, печатный бизнес нам реально приносит прибыль, радио приносит прибыль.

Многие участники медийного рынка смотрели на него как на источник политического влияния. Можете считать, что мы этого не умеем делать или не хотим, но мы поставили себе другую задачу. Я не очень понимаю, как можно пойти к президенту, к премьеру и сказать, что если нам не дадут кредит, мы про вас плохо напишем в газете. Я считаю, что на уровне бизнеса это недальновидно, а на уровне человеческом — просто мерзко.

Мы для себя решили, что мы можем вести определенное количество стратегических бизнесов. Те, за которые мы отвечаем операционно, на которые мы ставим свое имя. В этом плане с телевидением нет такого легкого входа-выхода, как в некоторых других проектах. В общественном мнении выход из какого-либо бизнеса ассоциируется прежде всего с негативным явлением. Почему вышли — значит, не справились или вас выдавили. Поэтому я думаю, что пока мы туда даже соваться не будем…».

Продолжение 


Автор: Александр Черняк
Все публикации
комментарии:0