События, публикации, отклики

Валентин Сорокин. Так разливалась сталь

25 июля 2016 года

Валентин СорокинИсточник: Родники

В начале июля гостями Пресс-центра «Родников» стали известные в Мытищах и за их пределами люди, занимающиеся изданием литературного альманаха «Полдень» - главный редактор альманаха Валентин Сорокин, его заместитель Виктор Сошин и ответственный секретарь издания Лидия Сычёва.

Зная о том, что известный поэт и публицист, лауреат различных премий и кавалер государственных наград Валентин Сорокин отмечает 25 июля своё 80-летие, мы попросили юбиляра дать нашим читателям автограф.  

Валентин Васильевич сделал это с видимым удовольствием. Вот, что он написал. «Дорогие мытищинцы! Спасибо Вам за любовь к нашей поэзии, к нашим родным поэтам! Валентин Сорокин 7 июля 2016 г.»

В состоявшемся затем разговоре Валентин Васильевич рассказал о своей трудовой юности, о литературной работе и поэтических пристрастиях. На вопрос, как он будет отвечать столь серьёзный юбилей, ответил, смеясь: «Ликовать причин нет, но и унывать – тоже, потому что это – фундамент жизни: слышать себя и свой возраст. Главное – это помнить дорогу, которую прошёл и видеть будущее».

Разговоры о жизни, а именно добрые разговоры, а не пересуды, - вот что трогает Сорокина.

Он с воодушевлением откликнулся на предложение вспомнить о своей работе на Челябинском металлургическом заводе. «Нет биографии, нет своей темы, нет и своего мира у поэта», - с этим принципом Валентна Васильевича нельзя не согласится.

На ЧМЗ он пришёл, закончив горно-металлургический техникум, то есть будучи уже, как он сам замечает, профессионалом. За десять лет работы оператором электрокрана дошёл до высокого 8-го разряда и навидался всякого. Жара в цехе была такая, что чайник с водой в кабине крана едва ли не закипал. Случалось, что реально «люди гибли за металл», когда происходили аварийные прорывы печей или разливы расплавленной стали. Фрагменты застывшего металла с человеческим прахом рабочие устанавливали, как памятники, на заднем дворе предприятия…

В то время Сорокин уже серьёзно занимался поэтическим творчеством. Его стихи металлурги воспринимали с одобрением. Потому что их, металлургов, отличает особая восприимчивость мира за пределами мартеновских цехов. Ведь это, оказывается вдруг, совсем другой мир, зимой тянет просто упасть на снег и зарыться в него…

Поэзия Сорокина выросла, как он сам формулирует «от песенного голоса в душе». Песню он обожал всегда, поют женщины за столом – мужиков-то война выбила, а маленький Валентин сидит под столом, слушает – не наслушается, а то и плачет…

Собрав, как он считал достаточное количество стихов для книги, отпечатал их на машинке и отправил с письмом поэту, которого любил – Василию Дмитриевичу Фёдорову. Поэзия - / не профессия, / Поэзия, как любовь: / Если уж есть, / Так есть она, / А нет - / И не суесловь…

В письме Сорокин просил честной оценки, пусть мэтр разругает, но пусть ответит. «Если не ответите, не прощу!» - так заканчивалось письмо. Ожидание ответа затянулось, но пришёл он от Фёдорова сразу с поздравлением – ждите выхода книги!

Профессиональная судьба литератора может начинаться по-разному. Но в России она зачастую оснащена недремлющим надзором государства. Были у Валентина Васильевича и большие успехи – всё же он целых десять лет руководил одним из ведущих издательств «Современник», выпускавшее, кстати, прекрасную поэтическую серию. Гонений при этом не избежал. Тем более, что фактически занимался расследованием судеб поэтов, угодивших под кровавое колесо террора – Павел Васильев, Борис Ручьёв, Осип Мандельштам и многие другие.

Вот отрывок из книги Сорокина «Крест поэта» - о Сергее Есенине, который, как считает далеко не один Валентин Васильевич, был убит.

«Талант рождается один. Растёт один. Творит один. И часто — воюет за призвание один. Но талант не одинокое существо. Талант — вещий инструмент в руках народа, которым он, народ, измеряет жизнь, себя и время. Всё на родной земле — для таланта: прошлое, настоящее, будущее. Всё для таланта: совесть, честь, правда:

Думы мои, думы! Боль в висках и в темени.

Промотал я молодость без поры, без времени.

И:

За знамя вольности

И светлого труда

Готов идти хоть до Ла-Манша.

Слово Сергея Есенина — нравственный закон. Есенин в слове, как звезда в небе, звезда, рождённая атмосферой дали, высоты и глубины. Сергей Есенин, щемяще родной и справедливый, не мог быть холодным созерцателем. Не мог Сергей Есенин быть кривлякой-модником, не мог он быть и циником-ветрогоном…»

«Воевать за признание» - это у Сорокина в крови, прокалённой расплавленной сталью. Разница в том, что сталь остывает, а кровь – нет. Вот образец того, какую поэзию такая кровь рождает.

*  *  *

Обелиски стоят на селе.

Край пронзили собой обелиски.

В дождевой и проржавленной мгле

Растворяются длинные списки.


Прочитал я - и скорбно примолк:

Тут, руками отцов бронирован,

Молодой громыхающий полк

На озёрном холме сформирован.


А сегодня долины пусты.

Вьётся-бьётся дорога печально.

Палисадников бывших кусты

По бокам шевелятся прощально.


Перепахан погост и ужат,

Вдовы ранние, горе-старухи

Одиноко в могилах лежат,

К миру этому праведно глухи.


Только свист одичалых стрижей.

Вздох берёзовый, тягота звуков.

Всё война забрала: и мужей,

И сынов у несчастных, и внуков.


Стало некому в избах рожать.

И осилив последнее горе,

Им, солдатам, лежать и лежать

В этом русском великом просторе.


Владимир ИЛЬИЦКИЙ

Фото Вячеслава НЕСТЕРОВА

Все публикации