Лидия Сычева: беседы

У нас должен быть долгосрочный план развития

У нас должен быть долгосрочный план развития

Михаил Залиханов - академик РАН, Герой Социалистического Труда, депутат Государственной Думы, Председатель Высшего экологического совета Парламента России, руководитель Центра по устойчивому развитию, научный руководитель Высокогорного геофизического института, президент  Федерации альпинизма и горного туризма Кабардино-Балкарии.

О чем Залиханов решительно отказывается говорить, так это об Афганистане: «Лучше не надо это трогать. Там хорошего мало было».

- Но вы же часто бывали в этой стране?

- Регулярно, пять лет ездил.

- Ввод наших войск в Афганистан -  правильный шаг?

- Это была большая ошибка недееспособного руководства – Политбюро страны. Перезрелые, старые люди, они не владели ситуацией. Так же, как и КГБ, руководство армией…

- Ваш отец прожил 116 лет. Примерно на каком году он перестал владеть ситуацией?

- Мой отец до последнего дня владел ситуацией, потому что он от народа никогда не отходил и всё время работал. Обычно он в шесть утра хорошо кушал и трудился до самого вечера – скотиной занимался, хозяйством.

- Наша нынешняя элита вроде бы не в пенсионном возрасте, но тоже, кажется, в некотором отрыве от народа…

- Многие партийцы, члены правительства не имеют жизненного опыта. Возьмите реформаторов – что они видели в жизни? Бывшие заведующие лабораториями, делают какие-то теоретические вещи, но «страшно далеки от народа»… И после некоторых необъективных и неправильных решений иногда мне кажется, что они эти промахи специально совершают.

- Например?

- Возьмите ситуацию на продовольственном рынке. Как эксперт ООН и как Председатель Высшего экологического совета скажу вам следующее. По расчетам  ВОЗ, страна обеспечивает свою продовольственную безопасность, не меньше 70 процентов необходимых для населения продуктов производит сама. Россия же сама не производит и пятидесяти процентов продовольствия. Сорок процентов мы закупаем, десять процентов страна  недополучает, т.е. часть народа недоедает уже сейчас. Теперь вопрос: сколько денег Россия тратит на импорт продуктов?

- Действительно, сколько?

- Вы не поверите, но тратит меньше, чем Польша, где живет 40 миллионов человек, и где доля импорта составляет всего 25 процентов! Странная арифметика. Получается, что страна, импортирующая более 50 процентов продовольствия и в 3,5 раза превосходящая Польшу по количеству населения, платит за этот огромный объем продуктов меньше, чем страна, которая ввозит, по сравнению с нами в десятки раз меньше.

- За что же нам такие «льготы»?

- Любой здравомыслящий человек задастся этим вопросом. И сделает вывод: либо нас хотят посадить на продовольственную иглу, либо нам сбрасывают недоброкачественные товары.

- И каков ваш вывод?

- Я вам ответственно заявляю – и то, и другое вместе. Встречаясь с министром сельского хозяйства Гордеевым, мы обсуждали с ним этот вопрос. Ясно, что необходимо тарифное регулирование и введение квот на импорт. Эти методы для защиты собственного производителя практикуют все независимые страны мира!

- Почему же эти меры не приняты Россией?

- Потому, что правительственная Комиссия по защитным мерам во внешней торговле работает плохо. Складывается впечатление, что она специально формировалась так, чтобы обслуживать интересы импортеров. Иначе чем объяснить тот факт, что в нее до последнего времени не входили представители союзов отечественных производителей. Вопиющий факт – и Минсельхоз не допускался к ее работе!

- И каков результат?

- Темпы роста импорта продовольствия в три раза превышают темпы роста отечественного производства продуктов питания…

- И с такими достижениями мы движемся в ВТО…

- Когда инструменты защиты государства работают против него на ум идут грустные мысли. Задумаемся: почему так часто принятая в мире практика лоббизма оборачивается в наших условиях созданием «пятой колонны»?! Думается, что правящей партии необходимо принимать конкретные кадровые решения по членам правительства, которые отвечают за этот участок работы.

- Михаил Чоккаевич, но многие вещи, которые Вы говорите, идут в разрез с делами правящей партии. И в тоже время Вы - член «Единой России».

- Кому-то нравится, кому-то нет, но свое мнение я ни от кого не скрываю и его хорошо знают. Я лично это говорю, и пишу. Но, может быть, партия еще устоится, наберет опытных людей и если будет конструктивная критика, то от этого «Единой России» будет только польза.

Ох, нелегкая это работа!..

Одна из самых заветных идей академика Залиханова – идея устойчивого развития. Нельзя заслужить уважения в мире, позиционируясь как сырьевой придаток.

- Михаил Чоккаевич, на ваш взгляд, такую большую, разнородную страну, как наша, трудно объединить какой-то одной идеей? Идеей устойчивого развития, например. Боюсь, она непонятна большинству…

- Идея устойчивого развития может стать объединяющей не только для страны, но и для мира. Идет глобализация, надвигаются экологические катастрофы, поэтому вопросы устойчивого развития волнуют очень многих. Современная человеческая цивилизация развивается в техногенной, или, говоря по-русски – в искусственной среде. Поэтому  одним  из ключевых вопросов  экологии сегодня можно назвать конфликт между живым организмом – человеком - и натюрмортом техногенной среды, в который сам человек себя и встроил. И заметим, что техногенная среда в нашей стране  перестала целенаправленно развиваться и модернизироваться.

- Что делать, бал правит рынок, и вместо пятилетнего плана у нас – «бизнес-планы»…

- Но посмотрите: вот вопиющий факт. Легко можно представить, какие сверхприбыли получают предприятия нефтепереработки. Однако по данным, которые приводит бывший министр ТЭК Юрий Шафраник, именно здесь самый большой,  катастрофический, до 80 процентов, износ оборудования! А вы представляете, что такое авария на нефтеперерабатывающем заводе?! Вольные бизнесмены не только, образно говоря, закладывают мину под экономику страны, но без всяких образов превращают нашу страну в гигантское минное поле, где и мины гигантские. Может ли государство в таких условиях уходить из экономики, как это происходит сейчас? Может ли свободная игра рыночных сил выправить ситуацию?

Еще один пример. Мы приняли закон «О техническом регулировании». Законы-регламенты еще не ввели, а Госты, с подачи Минэкономразвития  - уже отменили. С будущего года отменяем государственный контроль качества продукции на предприятиях, передоверяя его производителю. Но созрел ли у нас для этого производитель? Это вопрос, мягко говоря, спорный. Террорист, совершенно легально купив хлебозавод, может отравить целый город – такая перспектива легко просматривается…

- И каков вывод?

- Должна быть стратегическая линия, прогноз развития страны. На десять лет, а лучше долгосрочный… Но его нет.

- Вы считаете, что нет, а я думаю, что он есть, только не тот, который нам хочется…

- Может быть, где-то там в недрах у Грефа и есть план, как угробить Россию, но как сегодня поднять на ноги страну, чтобы народ видел реальный результат - правительство над этим абсолютно не работает. Всё идет «на авось», плывет по течению, попутно штопают там и сям возникающие проблемы, а о завтрашнем дне никакой заботы!

- Но ведь это очень тяжело – делать вид, что ты что-то делаешь, и одновременно делать нечто противоположное тому, что ты старательно имитируешь. Это ведь очень тяжелая работа…

- Абсолютно! Страшно жалко их…

После Эльбруса

- Михаил Чоккаевич, мне кажется, мы к проблеме устойчивого развития подходим не с той стороны. Давайте еще раз вспомним историю семьи вашего отца. Семья была вполне устойчивой, и прекрасно развивалась, судя по детям.

- И сейчас развивается…

- Замечательно! То есть в основе устойчивого развития должны быть высокие человеческие качества – физические и нравственно-интеллектуальные. А наше правительство совершенно не работает над проблемой устойчивого развития конкретного человека.

- А вы пойдите спросите у любого из них, которые сегодня нашим благополучием швыряются как могут, спросите у них, что такое устойчивое развитие? Ни один из них не скажет.

- Не скажет?

- Нет, не скажет. Что же касается человека, то выход его из собственной экологической ниши, разрушение ее и экологических ниш других организмов, сильное нарушение окружающей среды химическими и физическими мутагенами резко снизило уровень экологической безопасности. В результате меняется геном человека. Как и у всех ближайших диких видов - родственников человека, в его геноме существовала программа запрета на убийство особей того же вида («не убий» в библейской терминологии). Она явно стерлась у многих людей… Современный человек не любит себя как биологическое существо, не сохраняет свои физиологические функции, зато поощряет свои привычки, слабости, и все чаще подвергает себя различным рискам.

- Наркотики, алкоголь…

- Да. В общем, человечество ведет себя подобно обезьяне, которую поселили в современную квартиру: через некоторое время она все в ней изменила, многое сломала и разрушила, так ничего и не узнав о назначении предметов. Таковы нынешние отношения человека и природы.

- Но вернемся к нашей элите. Мне кажется, осознавая то, сколь плачевно «качество человека» в нашей державе (я имею в виду хотя бы продолжительность жизни населения), правительство все же должно озаботиться устойчивостью развития народа. Конечно, «нет человека – нет проблемы», но дуст или жесткие реформы всё-таки не тот путь, который даст нам процветание… А ситуация нынче такова, что всё чаще раздается голоса: дело идет к красно-желтой революции.

- Я очень этого боюсь. Потому что как можно сегодня сокращать 43 тысячи студентов? Куда они денутся?! Как можно миллион с лишним учащихся профтехучилищ выбрасывать на улицу? Это же молодежь из бедных семей! Как можно армию сейчас сокращать на 700 тысяч? «Эти» заплатят, и начнется революция.

- Но, может быть, это намеренное провоцирование процесса?

- Боюсь, что так. Вот «Тополь-М» есть у нас. Президент объявляет, что это самое эффективное защитное оружие. И вот руководители предприятий жалуются мне, что деньги – оборонный заказ - не приходят несколько месяцев. Если главная наша оборонная система не оплачивается, то что говорить о другом?!  Еду в Киргизию, а там на нашей военно-авиационной базе сотни военнослужащих и гражданских давным-давно не получают зарплат, потому что их возложили дополнительным бременем на ВВС России, у которых и так всё обрезано. И наши люди влачат самое жалкое существование в чужой стране. Спрашивается, почему это делается?

- Сейчас ведь Госдепартамент США выделил 5 миллионов долларов для оппозиционных партий Белоруссии, чтобы сокрушить Лукашенко.

- Пять миллионов  - официально, а на самом деле и все 500 будут. Средства вкладываются немалые, и они вернутся сторицей. Может быть, эти деньги как раз из нашего Стабилизационного фонда, что лежит в США под проценты.

- Да, это эффективная экономика называется. Вы, наверное, еще острее чувствуете, что политика – дело грязное по сравнению с вершинами Эльбруса.

- Политика – она ведь разная. Если утром деятель говорит одно, вечером другое – это одна политика, политика «падших женщин». А настоящая политика – другая. Евгений Примаков – тоже политик. Но разве он шел грязными путями?

2005

Впервые опубликовано в журнале "РФ сегодня"

Все публикации