Лидия Сычева: беседы

Дефицит реальных кадров в стране – огромен

Дефицит реальных кадров в стране – огромен

Обществу нужен кадровый «костяк», с помощью которого осуществляется движение государственного организма. Должен ли «становой хребет» быть непременно партийным? На эту размышляет председатель Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству, член Генсовета партии "Единая Россия", кандидат юридических наук Владимир Плигин.

- Владимир Николаевич, перед Россией поставлена задача выйти в число пяти самых развитых стран мира. Готовы ли наши кадры, в том числе и бюрократия, чиновный люд, чтобы реализовать намеченные планы?

- Задача построения пятой экономики в мире, несомненно, архисложная. Она требует переформатирования многих подходов и, в частности, тех, которые связаны с балансом трудовых ресурсов в Российской Федерации. Мы утратили планирование в этой области и  нам необходимо вернуться к определению некоторых стратегических направлений формирования занятости в стране. Например, в течение нескольких лет мы принимаем в вузы больший контингент, чем у нас выпускается из школ. Только что прошло совместное заседание коллегии Генпрокуратуры и Министерства образования и науки РФ, где на мой вопрос о том, сколько сегодня мы готовим юристов, была названа цифра, которая шокировала всех: у нас 735 тысяч студентов-юристов! Понятно, что потребности народного хозяйства в представителях этой профессии значительно меньше. Правда, я должен оговориться, что примерно 320 тысяч получают юридическое образование в качестве второго высшего, но, тем не менее, это достаточно серьезная цифра.

Этот складывающийся дисбаланс проявляется во всех направлениях. Борис Грызлов на съезде партии "Единая Россия" сказал, что у нас сегодня в секторе реальной экономики заняты лишь 20 миллионов людей. Для решения задач, поставленных перед страной, это явно недостаточно. То есть нам нужно выправлять, выстраивать этот баланс – без подготовки высококвалифицированных инженерных и рабочих кадров мы не сможем  достичь результата.

При этом нам следует четко определить количество людей, занятых в  управленческом аппарате. Я специально избегаю терминов, которые бы негативно характеризовали ситуацию, как-то, например, прозвучавшие в вопросе слова «бюрократия» и «чиновный люд». Государство не может существовать без реального профессионального управленческого аппарата, который бы был образован, компетентен и при этом не «давил» на общество, не был бы дополнительной нагрузкой.

Сегодня общепризнанно, что число людей, занятых в управленческой сфере только федерального уровня значительно превышает число всех управленцев СССР.

- Это действительно так?

- Да. Нарастание этого слоя происходит неконтролируемо. Поэтому люди не виноваты. Виновата система формирования исполнительной власти. Нам необходимо убрать дублирующие контрольные и надзорные функции, выверить систему исполнительной власти на уровне центра, регионов. Это большая работа. Но здесь не нужна революция, слом - нужна спокойная работа по систематизации функций. Мы должны к этому подойти к ней взвешенно и комплексно. Кстати, давая дополнительные гарантии тем людям, которые заняты в сфере управления и работают добросовестно.

- У нас уже была предпринята попытка оптимизации государственного управления - я имею в виду административную реформу. Как вы оцениваете ее итоги? В адрес реформы было много критических высказываний.

- При реформировании любой системы необходим консервативный подход. То есть сохранение некоторых стратегических вещей без их ломки. Потому что только такой, консервативный предсказуемый подход, создает личную уверенность у всех участников управленческого процесса. Личная уверенность для нас всех очень важна. По стратегическим вещам нужны неспешные эволюционные изменения. Конечно, мы можем предлагать увеличивать количество заместителей в тех или иных сферах госуправления, но сами по себе функции кардинально перераспределять, возможно, и не стоит.

- Но разве сама административная реформа не была революцией в управлении?

- Знаете, в Библии сказано: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Была попытка действительно разделить функции, выстроить новую систему сдержек и противовесов. В ряде случаев это не удалось. В начальной фазе, когда эта структура не срабатывала, многим казалось, что «пробуксовка» является результатом личных амбиций и противоречий. Но когда эти противоречия и амбиции начали тиражироваться, выходя за пределы крайне деликатной сферы, которая называется культура, стало ясно, что это не личностная проблема, а интегральная. Да, вероятно, её нужно решать.

- На заседании Общественной палаты, где представляли доклад о коррупции, некоторые выступающие говорили о том, что если бы сегодня этот порок исчез, то вся система управления перестала бы работать. Можно ли надеяться, что закон о противодействии коррупции как-то изменит сложившееся положение? Каково ваше отношение к этому закону? И как мы будем достигать эффективности управления, если в этой сфере ничего не изменится?

- На самом деле в России есть развитое, системное, продуманное и вполне достаточное законодательство по борьбе с коррупцией. Это инструмент уголовного права, поэтому говорить о том, что у нас есть какие-то серьезные недостатки, связанные с законодательным урегулированием данного вопроса, было бы ошибочным. Да, у нас есть обязательства в рамках международной конвенции по борьбе с коррупцией и кое-какие термины, связанные с этим документом, мы должны уточнить, - но это вопрос вполне решаемый.

 Наивно думать, что увеличивая санкции до бесконечности в процессе борьбы с коррупцией, мы добьемся успеха. Социальная психология нам говорит, что любой срок больше 7 лет не имеет совершенно никакого значения для того лица, которому он назначен. При этом, кстати, я категорически против сокращения сроков по физическому насилию и по этому ряду преступлений. Более того, поскольку у нас действует мораторий на смертную казнь, в целом ряде случаев я за применение пожизненных сроков лишения свободы.

Но эти сроки связаны не с фактом наказания, а с фактом превентивности и защиты общества. То есть ставится задача не перевоспитания человека, а его изоляции от социума. Особенно в такой крайне деликатной и трагичной сфере как преступления против несовершеннолетних. Но пожизненное заключение за взятку или за иной случай коррупции – это нереально. Другое дело, что можно подумать о расширении процедур, связанных с возмещением ущерба или с изъятием необоснованно приобретенного имущества.

Государство и общество тратят огромнейшие деньги на развитую правоохранительную систему. Ссылки на то, что у нас не хватает каких-то мер, в том числе и законодательных, для борьбы с коррупцией - это создание проблемы на пустом месте. Да, коррупция действительно выполняет сегодня роль замещающего инструмента, то есть она заставляет те или иные вещи хоть каким-то образом решаться. Нужны четкие регламенты и четкие позиции. И нужны гарантии тем людям, которые исполняют государственные функции. Потому что если судьба управленца оказывается в зависимости от некого выбранного чиновника, то это неправильно. Есть вершина айсберга, и есть основа. Смена должна касаться только верхнего слоя власти. Все остальные честно работающие чиновники должны быть гарантированы с точки зрения социального пакета.

- Действительно, в центре любого процесса стоит человек. В этом смысле судьбоносным был последний съезд "Единой России" – так велико было воодушевление присутствующих. Хорошо, когда «есть такая партия» и когда она берет на себя ответственность за происходящее в стране. Но возникает вопрос: что же будет с беспартийными чиновниками? Получается, что они – вольно или невольно – тоже становятся частью этой структуры. Что им делать? Вступать в "Единую Россию"? Оставаться беспартийными и потому лишиться продвижения по службе? И не приведет ли это эпохальное событие к конъюнктурному росту рядов?

- Может, я кого-то обижу, но мне кажется, что у воодушевления, о котором вы сказали, было несколько причин. Первая причина - действительно позитивная и она отражает сложившуюся политическую реальность. Владимир Путин - самый популярный человек страны, который сделал все, чтобы партии победила, он закономерно стал ее лидером. Но есть и вторая причина. Люди получили гарантию того, что их сегодняшнее положение сохранится на достаточно продолжительный срок. Это, конечно, вызывает ликование.

Но есть и ещё одна проблема - проблема ответственности. Сегодня партия отвечает в своей совокупности за развитие страны. Я вижу основную проблему в выстраивании гарантий для граждан страны, в том числе и для чиновников. Мы должны принять законодательство, дублирующее модели целого ряда стран мира, где есть абсолютные гарантии для неполитического слоя людей, принимающих решения. Меняется выбор людей, частично меняется слой политических министров, все остальные стабильны в госаппарате. В этом принцип устойчивости государственной системы. Мы обязательно к этому придем.

- Но уже сегодня известны случаи, когда в некоторых регионах люди, которые не обеспечили победу "Единой России" на выборах, потеряли свои посты. На низовом уровне. Рассмотрим такую ситуацию: допустим, я чиновник районной администрации, в прошлом коммунист, сегодня в «Справедливой России». И что же? Чтобы стать чиновником областного масштаба, мне нужно вступать в "Единую Россию"?

- Я не думаю, что это так. Кстати, президент в рамках своего выступления на форуме предостерегал, чтобы не стало формироваться массовое увлечение по вступлению в партию. Он призывал к тому, чтобы реально проанализировать работу "Единой России"  и принять, в том числе, и кадровые решения.

Думаю, что  вне зависимости от партийной принадлежности специалисты у нас не пропадут. Дефицит реальных кадров в стране – огромен. И если в руководстве субъекта России находится ответственный человек, то он старается притянуть к себе таких людей откуда угодно – и будут ли они партийными или беспартийными, это – второй вопрос.  Другое дело, что в ряде случаев появление такого рода специалистов субъективно может рассматриваться как угроза. Но ничто не вечно под луной. Ориентация на болотную кочку точно успехов не даст.

- В советское время существовала четкая система отбора и подготовки кадров. Она работала достаточно отлажено. Член Общественной палаты Андрей Пржездомский говорит о том, что в 90-х годах он попытался, работая в Администрации Президента, возродить старую систему хотя бы для высших кадров. Эта попытка не увенчалась успехом. Может быть, сейчас настало время прийти к этой системе или возродить ее отдельные элементы?

- Кадровая политика СССР базировалась на таком подразделении как организационный отдел райкома, обкома партии. Это была не фикция, а системный поиск людей из разных профессий, готовых к управленческой работе. Новая система кадрового отбора только складывается. Возможно, советский опыт здесь не будет лишним. И чиновникам нужны материальные и материальные стимулы для их работы.

- Может быть, одним из моральных стимулов могло бы стать понимание того, что ты служишь государству не олигархическому, а социальному; государству, которое ставит перед собой высокие цели? Ближайшие задачи нашего развития определены. Но 2020 год не за горами, и что будет дальше? Хотелось бы от «Единой России» иметь эту идеологическую стратегическую цель, рожденную самой жизнью.

- Понимаете, я считаю, что все дееспособные люди вместо того, чтобы разглагольствовать, должны просто работать. Потому что смотрит на тебя розовощекий балбес лет 35 и говорит: у меня нет рабочего места, вы мне не даете трудиться. Хочется сказать: никто из нас лично тебе ничем не обязан. Потрать небольшие усилия для создания нормальных условий жизни для своей семьи. Или раздаются голоса: вот, вы нам не даете возможность рожать детей, создать нормальную семью. Но это совсем смешно! Накопи небольшое количество денег, поезжай в Калькутту и посмотри в каких условиях тоже можно рожать…

Для России это серьезная историческая проблема - активизация потенциала людей. Чтобы они боролись за свою собственную жизнь. Разумный эгоизм, не нарушающий права других участников процесса, это то, что мы должны всяческим образом приветствовать. Мы не способны построить социальное государство на перераспределении природных ресурсов. А вот вырастить у себя в огороде на 30 сотках картошку и потом ее продать - это каждому по силам.

У нас произошла деформация слова «труд». Труд воспринимается как некое продолжение рабства. У меня, например, всегда вызывает огромное изумление количество молодых людей в пиджаках и галстуках с папочками, которые стоят около офисов и глубокомысленно о чем-то рассуждают и много курят. Минимальное шатание некоторых экономических аспектов смоет мнимое благополучие этих людей, потому что кроме  рассуждения об абстрактных вещах, они ничего делать в жизни не умеют. У нас великая страна с огромными ресурсами, и если ты не будешь печь пирожки, то это сделают другие люди, которые займут твое место, а ты будешь только глубокомысленно рассуждать о том, что происходит вырождение народа.

- Действительно,  инфантилизм населения, особенно мужского, ярко проявлялся и в конце 80-х годов и стал отчасти причиной развала СССР…

- Проблема в том, что дети в школах воспитываются исключительно женщинами. В результате появляется такое аморфное биологическое существо, неспособное на ответственные поступки.

- Полностью с вами солидарна. Но мне кажется, что часть населения в 90-е годы была инфантильна потому, что люди не чувствовали, что Россия – принадлежит им. Страна принадлежала олигархическим кланам, владельцам телеканалов, кому угодно, но не тем, кто честно сажал картошку на своих 30 сотках. Сейчас эта ситуация несколько изменилась. Отчасти благодаря «Единой России». Мы помним, что сначала это была достаточно аморфная партия. Сейчас она стала партией бюрократии, чиновников. Большую часть дееспособного звена «Единой России» составляет госуправленцы. Именно этот «скелет» - как к нему ни относись – держит сегодня страну. Вопрос такой: как дальше будет развиваться партия, какой будет ее эволюция?

- Партия будет продолжать формировать свою идеологию, это несомненно. Будет реально усиливать свое влияние в обществе. Это будет происходить за счет здоровых механизмов гражданского общества – конструктивной оппозиции, прессы, демократии, открытости.

Сохранение стабильного развития страны с попытками улучшения вопросов самоидентификации и попытками активизации людей - единственный способ развития государства. А стратегическая задача - сохранение народа. Все остальное - приложится.

- И заключительный вопрос: каков для вас идеал чиновника? Что это должен быть за человек?

- Мне кажется, что это должен быть хорошо оплачиваемый профессионал с высокими моральными качествами и чувством России, как родной страны.

2008

Все публикации
комментарии:0