Лидия Сычева: проза

Три власти

Ветреный, сизый вечер. Осень, стынь. И всюду – свинцовый цвет – в низко насупленном небе, брусчатке Красной площади, решетках Александровского сада, в шинелях ладных и вежливых военных, что проверяют документы у Троицких ворот. 

Читать дальше...

Плохой характер

- А мы прилетели сюда (в Турцию), разузнали, что к чему, взяли путёвку и съездили на один день в Израиль на экскурсию. 

Читать дальше...

Щедрый стол

Тоня родительскую ругню не переносила: начинала рыдать так, что от всхлипов сотрясалось маленькое тельце. 

Читать дальше...

Девочки, мальчики…

Галие Ильязовой 32 года, но себя она называет «девочкой». И своих приятельниц, даже сорокалетних, тоже. 

Читать дальше...

Тупик

Не так уж и много ему было лет – девятнадцать. А пожил – нажился… Был он в лихорадочном, возбужденном состоянии. 

Читать дальше...

Самородок

В школе, рассчитанной на триста мест, давно уже училось пятьсот детей, тупики коридоров были отгорожены фанерными стенами и превращены в комнаты для занятий. 

Читать дальше...

Тополь серебристый

Если не было зимой крепкого мороза, свежести, снега, пушистого инея, снегопада на полтора суток, вьюжных вечеров, перламутрового льда и яркого, звездно-далёкого неба, то, считай, что это время года не удалось.

Читать дальше...
1 | 2 | 3 | 4 | 5